Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Возвращение Гантамирова?"


Как сообщает корреспондент Радио Свобода на Северном Кавказе Хасин Радуев, глава администрации Чечни Ахмад Кадыров подтвердил сегодня, что он подписал указ о назначении Бислана Гантамирова своим первым заместителем.



Андрей Бабицкий - специальный корреспондент Радио Свобода по Северному Кавказу, по известным причинам находящийся в Москве, беседует с ведущим программы "Liberty Live" Дмитрием Волчеком.

Дмитрий Волчек:

Андрей, известно, что министр внутренних дел России Владимир Рушайло недолюбливает Беслана Гантамирова. Ввиду этого некоторые комментаторы считают, что решение Ахмада Кадырова назначить его "своим" принято в пику Рушайло и свидетельствует о растущем недовольстве Путина министром. Согласны ли вы с этим заключением?

Андрей Бабицкий:

Я думаю, что о недовольстве против Рушайло говорит последняя реакция Путина после событий в Аргуне, Гудермесе и Урус-Мартане, когда чеченцы взрывали на машинах военные комендатуры жертвую собственной жизнью. Мы помним, что эти случаи привели к тому, что Путин изменив свой маршрут прилетел в Моздок и там отчитывал и министра внутренних дел, и министра обороны. Тогда же он выдвинул, если вы помните, план реорганизации силовых структур, по крайней мере, МВД Чеченской Республики, заявив, что они должны опираться, в основном, на местные кадры. Путин заявил, что местные кадры лучше понимают специфику условий борьбы с терроризмом. Я думаю, что здесь могут быть, по меньшей мере, две причины. С одной стороны, возможно, возвращая Гантамирова власть действительно пытается опереться на структуру, которая показала эффективность - вспомним, что гантамировские подразделения участвовали в штурме Грозного и участвовали небезуспешно. С другой стороны таким образом, я думаю, российская власть в состоянии вывести из под удара российские подразделения, поскольку гибель милиционеров из российских городов и областей вызывает очень серьезный и негативный для власти резонанс.

Другое дело, что мне кажется, что эта мера, в общем, не приведет к желаемому результату, поскольку заменить усиление МВД или каких-то спецподразделений мирными переговорами невозможно. Я знаю, что подразделения Гантамирова, участвуя в каких-то военных операциях, выводили при этом отряды чеченских ополченцев из окружения. В общем и целом эта ситуация сохраняется и по сей день. В каждом чеченском селе любой житель знает, кто работает в российских структурах, кто уходит воевать, все эти люди между собой общаются, знают друг про друга все, и все-таки нет ситуации повального стукачества, которая может быть, по мнению федерального центра, могла бы быть спровоцирована опорой на местные кадры.

Дмитрий Волчек:

Андрей, означает ли назначение Гантамирова, что его главному недоброжелателю - Николаю Кошману, места в промосковской администрации Чечни не будет?

Андрей Бабицкий:

По всей вероятности, да. О Кошмане мало что слышно, и критика, которой он подвергался со стороны нового главы администрации Кадырова, не вызвала никакой отповеди у федеральных чиновником, и полным молчанием она как бы признана справедливой. Я думаю, что время Кошмана прошло, тем более, что обвинения в его адрес в том, что главное его дело в Чечне - расхищение бюджетных средств - обвинения, которые тянутся за ним актуальность еще с прошлой войны, они не сняты, и, как мне кажется, сохраняют актуальность. Для нынешних российских властей, по всей вероятности, такие обвинения являются достаточными для того, чтобы эффективность того или иного чиновника была поставлена под серьезное сомнение.

Дмитрий Волчек:

Андрей, Ахмад Кадыров назначил своим представителем в Москве Шамиля Бено - человека, который был министром иностранных дел в правительстве Джохара Дудаева в 1992-м - 1993-м годах. Создается впечатление, что в Чечне к власти возвращаются люди из окружения Дудаева эпохи первых лет чеченской независимости. Можно ли, на ваш взгляд, сделать такой вывод?

Андрей Бабицкий:

Да, можно. Действительно есть ощущение, что сколок первого чеченского правительства сейчас воспроизводится в новой пророссийской администрации, Однако, мне кажется, что здесь нет никакого сложного плана. Скажем, тот же Шамиль Бено - человек с очень неоднозначной репутацией. Как утверждают близкие к Дудаеву люди, еще в свою бытность министром иностранных дел он, во-первых, отличался крайне низким уровнем профессионализма, и, во-вторых, насколько я понимаю, будучи за границей собрал огромные средства для Чечни, но в Чечню не вернулся и деньги остались вместе с ним за границей.

Мне кажется, что для нынешней чеченской администрации, равно как и для чеченских властей предвоенного периода, характерен крайне низкий уровень профессионализма. Может, это неизбывная беда Чечни, поскольку вся чеченская интеллигенция находится сегодня вне Чечни. Она была изгнана из республики еще при Джохаре Дудаеве и возвращаться даже под крыло нынешней российской власти в Чечне, которая, казалось бы, хотела установить порядок, чеченская интеллигенция не намерена.

XS
SM
MD
LG