Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Возвращение ОБСЕ в Чечню


Программу ведет Петр Вайль. В ней участвуют: корреспонденты Радио Свобода на Северном Кавказе Юрий Багров и Андрей Бабицкий, и беседовавшая с представителями организации "Репортеры без границ" Елена Фанайлова.

Петр Вайль:

После почти трехлетнего перерыва в Чечне возобновила работу миссия ОБСЕ. Сообщает корреспондент Радио Свобода на Северном Кавказе Юрий Багров:

Юрий Багров:

По пути в станицу Знаменская, где в пятницу был открыт офис группы содействия ОБСЕ в Чечне, члены миссии, совершившие перелет из Бухареста, сделали остановку во Владикавказе, где действующий председатель ОБСЕ - министр иностранных дел Румынии Мирче Джоана - сказал несколько слов о значении события. По его мнению, этот момент важен не только для чеченцев, но и для всех граждан России. "Мы надеемся, что наше присутствие будет символизировать возврат к тому времени, когда мы решали проблемы на местном уровне. Мы также надеемся, что сможем оказать людям помощь в обеспечении соблюдения прав человека на должном уровне".

Между тем, возврата к прежним временам, по всей вероятности, не произойдет, поскольку функции миссии ОБСЕ в Чечне принципиально ограничены по сравнению с первой чеченской кампанией. Если тогда группа содействия оказалась активным и фактически единственным посредником между российскими политиками и военными, и командованием вооруженных чеченцев, то сегодня речь о каких либо контактах с чеченским сопротивлением вообще не идет. Что касается правозащитной деятельности ОБСЕ в Чечне, то здесь также есть определенные проблемы. Миссия должна работать под патронажем ведомства Владимира Каламанова, и поэтому существует опасность, что структуры будут просто дублировать друга. Кроме того, в село Знаменское не так просто добраться из отдаленных районов Чечни. Так что, возможно, значительная часть информации о нарушениях прав человека не дойдет до группы содействия ОБСЕ. В какой степени обеспечена безопасность миссии в республике - постоянно действующий председатель ОБСЕ Мирче Джоана уверен, что эта проблема решена почти полностью. В пятницу он заявил во Владикавказе, что с Министерством юстиции России обговариваются последние детали.

Петр Вайль:

Возвращение международных представителей в Чечню я попросил прокомментировать моего коллегу Андрея Бабицкого, который отправился из Москвы в командировку в Северную Осетию и Ингушетию. Это первое, после вынужденного перерыва в полтора года, сообщение Андрея Бабицкого с Северного Кавказа:

Андрей Бабицкий:

Возврат в полном объеме к тем функциям, которые выполняла ОБСЕ в прошлую чеченскую кампанию, невозможен. В прошлую чеченскую кампанию главной задачей миссии было обеспечивать мирные переговоры. Члены миссии ездили в горы, встречались с командованием чеченского сопротивления. После этого они встречались с российскими военными и российскими политиками, и таким образом были организованы постоянно шедшие в Грозном переговоры. Сегодня никакого плана мирного урегулирования или политических переговоров нет, и, по всей вероятности, ведомству ОБСЕ придется сосредоточиться исключительно на правозащитной деятельности, и здесь, я думаю, может быть, функциональность группы содействия будет не очень высока, поскольку власти фактически ограничили работу ОБСЕ, связав ее селом Знаменское. Миссия ОБСЕ долгое время настаивала на том, чтобы ей дали работать в Грозном, однако, этого сделано не было. Поэтому я думаю, что сегодня работа ОБСЕ будет идти под довольно жестким присмотром Каламанова - представителя президента по правам человека в Чечне. Собственно говоря, сотрудники миссии ОБСЕ уже работали в миссии Каламанова, по сути дела, эта ситуация никак не влияла на эффективность деятельности ведомства Каламанова.

Но есть один, на мой взгляд, очень хороший, может быть, в большей степени символический аспект у этой ситуации. Дело в том, что на протяжении последнего времени российские власти пытались очень серьезно ограничить присутствие иностранных наблюдателей в Чечне в принципе, поскольку иностранные наблюдатели, иностранные гуманитарные организации - по сути дела, источник сведений о том, что происходит в Чечне, источник сведений о произволе российских военных. И то, что сегодня допускают европейцев в Чечню - это хороший знак, поскольку, может быть, это ключ, который разомкнет ситуацию в целом.

Петр Вайль:

Международная правозащитная организация "Репортеры без границ" объявила в пятницу о начале реализации новой программы в России. Главная ее цель - противодействовать гонениям на свободу слова. Особое внимание "Репортеры без границ" намерены обратить на деятельность журналистов и нарушения прав человека в Чечне. Слово Елене Фанайловой:

Елена Фанайлова:

"Сегодня журналисту - российскому или западному - практически невозможно работать в Чечне, обладая хотя бы минимумом независимости", - заявил глава организации "Репортеры без границ" Робер Менар. По его словам, обе стороны военного конфликта хотят навязать журналистам свою точку зрения, а события происходят как бы за закрытыми дверями. Говорит координатор европейских программ организации "Репортеры без границ" Александр Леви:

Александр Леви:

Это одно из самых опасных мест в мире для журналистов, абсолютно закрытая республика, где происходят наихудшие преступления по отношению к гражданским лицам...

Елена Фанайлова:

Представители организации "Репортеры без границ" назвали беспрецедентным равнодушие российских властей к судьбе журналистов-заложников, в частности, фотокорреспондента ИТАР-ТАСС Владимира Яцины. По их мнению, судьба Андрея Бабицкого и Бриса Флетьо изменилась только из-за активного вмешательства международной прессы. Говорит руководитель организации "Репортеры без границ" Робер Менар:

Робер Менар:

Когда речь идет о заложниках, всегда известно, кто их захватил, российские власти действуют слишком инерционно, в таких делах видна их коррумпированность. Господин Путин может представляться защитником свободы на Западе, но здесь он мог бы проявить элементарное участие по отношению к семьям заложников...

Елена Фанайлова:

В течение 15-тилетнего существования организации "Репортеры без границ" российские власти ни разу не приняли ее представителей - сообщил Робер Менар:

Робер Менар:

Мы не получили ни единой строчки в ответ, господин Путин - не исключение. Зато, когда французского заложника освобождают перед камерами мировых телеканалов - есть шанс, что Путин примет такого человека. Возможно, такую цену надо заплатить за встречу с российским лидером.

Елена Фанайлова:

Напомним, что организация "Репортеры без границ" включила Владимира Путина в число 30 врагов свободы прессы.

XS
SM
MD
LG