Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Пытки и убийства становятся в Чечне обычным делом


Программу ведет Петр Вайль. В ней участвуют корреспонденты Радио Свобода: в Москве - Олег Кусов, и на Северном Кавказе - Андрей Бабицкий и Юрий Багров.

Петр Вайль:

Работающие на Северном Кавказе правозащитники получают все новые подтверждения того, что убийства и пытки мирных жителей в Чечне стали обыденным явлением. Количество жертв произвола продолжает расти. Слово нашему корреспонденту на Северном Кавказе Юрию Багрову:

Юрий Багров:

Ситуация с нарушениями прав гражданского населения в Чечне неуклонно меняется в худшую сторону - утверждают сотрудники назрановского отделения правозащитного общества "Мемориал". Даже при всей неполноте той информации, которую удается собирать правозащитникам, динамика роста убийств, пыток и издевательств угадывается без труда. Как рассказал сотрудник "Мемориала" Усам Байсаев, в сравнении с зимним периодом в последние месяцы количество убийств, совершаемых российскими военнослужащими, выросло в среднем в два раза. "Мемориалу" удается собирать сведения лишь по 20 процентам случаев нарушений прав человека. Если в январе этого года правозащитники собрали информацию о 30 случаях насильственной смерти чеченцев от рук российских военных, то только за первую половину июня уже зафиксировано такое же количество смертей.

При этом все чаще речь идет об убийствах, совершаемых с намеренной жестокостью, случаях прямого садизма. Усам Байсаев говорит о том, что нынешнее положение - это прямой результат безнаказанности преступников - раньше трупы убитых пытались прятать, хоронить в лесополосах, в труднодоступных местах, подальше от людского глаза. Теперь военные убивают открыто, ничего не боясь, оставляя трупы там, где произошло убийство. Вот лишь несколько недавних случаев: 14 июня в полдень военнослужащие 51-го полка обстреляли две автомашины, направляющиеся из селения Хаттуни в соседнее село Элистанжи. Все пять человек, находившихся в машине, убиты. Среди них был чеченец - сотрудник местного ФСБ Завало Ахмаев. Командование 51-го полка признало вину военнослужащих и даже принесло извинения - случай небывалый. 12 июня на окраине поселка Алхан-Юрт владелица кафе Башлам-зара Гайербекова отказалась давать солдатам продукты в долг. Уходя они сказали, что долго она не проживет. Уже вечером, когда она закрывала кафе и собиралась идти домой, со стороны блок-поста прозвучал выстрел. Женщина погибла на месте. В тот же день на территории газоперерабатывающего завода в поселке Долинский был обнаружен обгоревший труп неизвестного молодого человека. По всей вероятности, он был облит бензином и подожжен. Здесь же на земле остались следы борьбы, крови и протекторов БТР-а. У чеченца перерезано горло, он был кастрирован... Такие случаи происходят в Чечне ежедневно. Усам Байсаев говорит, что фактически в каждом населенном пункте ни один день не обходится без тех или иных происшествий. Это даже необязательно убийства, но "зачистки", в которых исчезают люди, издевательства, избиения, грабежи. Несмотря на то, что формируются структуры местной исполнительной власти, это никак не меняет ситуацию к лучшему. Напротив, бессмысленная жестокость военных с каждым днем приобретает все большие масштабы.

Петр Вайль:

Я обращаюсь к находящемуся сейчас на Северном Кавказе, в Назрани, Андрею Бабицкому, он у нас на линии прямого эфира, Андрей, добрый вечер, я хотел бы услышать ваше мнение по поводу репортажа Юрия Багрова - здесь видно какое-то несоответствие: с одной стороны, он рассказывает нам, что военные в своей жестокости по отношению к мирным жителям Чечни действуют все более безнаказанно, с другой стороны, именно в последнее время все чаще обнаруживаются такие массовые могилы или другие свидетельства этих жестокостей - что это такое, почему таких зверств, с одной стороны, все больше, а с другой - они все более открытые?

Андрей Бабицкий:

Я думаю, что как раз противоречия здесь нет, поскольку, как собственно и сказал сам Багров, военные перестали скрывать свидетельства своих преступлений, как они делали это раньше. Действительно, ситуация безнаказанности развращает, и людей фактически убивают сегодня абсолютно открыто. Военные знают сегодня, что они не понесут за это никакой ответственности. Поэтому, я думаю, и свидетельств этой открытой жестокости, садизма стало гораздо больше - никто не пытается как-то скрывать свои действия. Проблема в том, что такая ситуация, конечно, не может продолжаться бесконечно, нельзя просто придавить такой могильной плитой республику и думать, что как-то это поможет даже таким образом стабилизировать ситуацию. Сегодня в Чечне гораздо чаще начинают организовывать акции гражданского неповиновения местные жители. Очень часто перекрывают дороги, выходят в населенных пунктах к зданиям комендатур, особенно - в тех случаях, когда забирают молодых людей, это случаи фактически ежедневные в Чечне в большинстве населенных пунктов. Я, Петр, должен сказать - что меня поразило: я довольно долго не был на Северном Кавказе, и меня поразило изменение настроения населения. Сегодня люди хотят новой войны, они хотят, чтобы сопротивление организовало какую-то военную крупномасштабную акцию. При том, что это желание - оно никак не связано с поддержкой политических лозунгов сопротивления, политических целей - скорее люди хотят, чтобы сопротивление в этой ситуации выполнило сугубо полицейские функции - просто наказало преступников за то, что они делают, каждый день...

Петр Вайль:

Андрей, послушаем репортаж Олега Кусова, потом я задам вам еще вопрос... Бывший мэр Грозного Беслан Гантамиров назначен федеральным инспектором по Чеченской республике. Полпред президента России в Южном Федеральном округе Виктор Казанцев сообщил, что помимо своих прямых обязанностей Гантамиров будет координировать работу по разработке новой Конституции Чечни и готовить кадры для республики. Слово Олегу Кусову:

Олег Кусов:

Наиболее конфликтному чеченскому лидеру Беслану Гантамирову даны полномочия федерального инспектора по Чечне. Еще неясны должностные функции Гантамирова. Но, скорее всего, они будут соответствовать его склонностям к хозяйственным вопросам. Помимо этого Гантамирову доверено возглавить работу по выработке новой Конституции Чечни, а эта политическая работа, как правило, поручается далеко не последним лицам. Если судить по биографии Беслана Гантамирова, то это - человек, способный превращать политику в прибыльный бизнес. Гантамиров остается единственным чеченским лидером, вина которого в разворовывании государственных средств доказана судом.

Беслан Гантамиров - это человек без определенных политических симпатий. Три раза он назначался мэром Грозного - и при Джохаре Дудаеве, и при российских военных во время обоих чеченских кампаний. Это лидер, у которого не складываются отношения ни с одним из коллег по деятельности в Чечне. В 1993-м году он окончательно порвал с Джохаром Дудаевым, в 1995-м году - с Доку Завгаевым, после чего получил шестилетний срок за хищение бюджетных средств. Выйдя из тюрьмы по амнистии, Гантамиров стал соратником Казанцева, Трошева, Кошмана. С Николаем Кошманом он поругался через полтора года совместной деятельности. Летом прошлого года власть в Чечне была реформирована, и Гантамирова назначили первым заместителем главы республики Ахмада Кадырова. Уже через некоторое время примирять обоих чеченских лидеров Виктору Казанцеву пришлось перед объективами телекамер, возможно - чтобы закрепить достигнутый результат. Получив должность мэра Грозного, Беслан Гантамиров полностью разошелся во взглядах со своими начальниками, вместе с которыми он некоторое время назад штурмовал этот город. Когда Гантамирова назначали главой грозненской администрации, единственным высказанным официально аргументом в его пользу была фраза Виктора Казанцева о том, что Беслан сможет обеспечить жителям Грозного достойную жизнь. Понятно, что этого произойти не могло. Федеральные чиновники таким образом показывали свою расположенность к чеченцам, активно борющимся на их стороне с чеченским сопротивлением.

Беслан Гантамиров называется наблюдателями одним из реальных претендентов на будущий пост президента Чечни. Вполне понятно, что рано или поздно Москва будет вынуждена пойти на проведение президентских выборов. В таком случае Беслан Гантамиров, получив редакторские полномочия на разработку новой Конституции Чечни, безусловно, будет иметь некоторые преимущества перед своими будущими соперниками. Это тоже можно назвать формой уступки чиновнику, взамен на отстранение его от безразмерных финансовых потоков. В любом случае Беслан Гантамиров остается одним из ключевых промосковских политиков. Он повязан с определенными властными кругами России, и они ему не дают пропасть. Насколько долго он продержится в аппарате полпреда президента России в Южном Федеральном округе - это во многом зависит от выдержки Виктора Казанцева.

Петр Вайль:

Андрей Бабицкий, похоже, что именно Беслан Гантамиров - такой "герой нашего времени", я имею в виду нашего времени на Северном Кавказе, в Чечне, со всеми его качествами - так это?

Андрей Бабицкий:

Мне сложно судить. Я думаю, что все-таки Беслан Гантамиров - это герой очень сомнительной репутации. Но если говорить о реальных последствиях того, что происходит, о вот этих кадровых перемещениях, то мне не кажется, что они столь существенны. Дело в том, что сегодня от чеченцев в российской власти очень мало что зависит. Вообще, мало что зависит в Чечне от чеченцев. Сегодня вся полнота власти над этой ситуацией, конечно, сосредоточена в федеральном центре. Гантамиров может как угодно высоко двигаться по служебной лестнице. Он может занять пост главы администрации российского президента, но в том случае, если Москва кардинально не изменит своего отношения к происходящему в Чечне, никакие кадровые перестановки не сумеют как-то изменить ситуацию к лучшему.

Петр Вайль:

Андрей, тем не менее, Гантамиров, вот как мы слышали из такой сухой хроники Олега Кусова - человек оказался действительно на все времена. Он - ну хорошо, он ссорился со всеми, но, тем не менее, он снова и снова всплывал на политическую поверхность. Значит, этот человек обладает какими-то качествами , которые сейчас устраивают федеральный центр, который держит в своих руках все руководство Чечни и Северного Кавказа - как это получается?

Андрей Бабицкий:

Я думаю, что в его новой роли у него есть одно достоинство и одна заслуга, которая будет и дальше вот так же крепко держать его в российской чиновной обойме. Он воевал на стороне федеральных сил. Для очень военизированной политической элиты сегодняшней России это очень существенное достоинство. Я думаю, что за счет этого Гантамиров и будет продолжать удерживаться в руководящих чиновниках Чечни. Что касается других его качеств - мне представляется что вот, скажем, в течение длительного времени он был мэром города Грозного - городу это не принесло никаких ощутимых результатов. Так что, по всей вероятности, в области хозяйственной деятельности он в основном известен... той своей виной, которая была доказана судом - виной в хищении крупных денежных средств. Я думаю, что как я уже сказал, самое главное - это то, что он взял в руки оружие и воевал на стороне федеральных сил, и вряд ли нынешняя власть когда-нибудь это забудет.

XS
SM
MD
LG