Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Чечня - много вопросов, но на них нет ответов...


Хасин Радуев, Северный Кавказ:

Ко всем мероприятиям, проводимым в Чечне Москвой, военно-политическое руководство Ичкерии относится крайне враждебно. Не стал исключением и вчерашний Указ Владимира Путина об образовании администрации Чеченской республики и фактическом введении в ней прямого президентского правления. Аслан Масхадов заявил, что указ Путина никакого отношения к Чеченской Республике Ичкерия не имеет. Это понятно. Масхадов, за которого на выборах в январе 1997-го года проголосовали около 70 процентов чеченских избирателей, напоминает, что он - легитимный президент Чечни. Следовательно, только он имеет право представлять народ и говорить от его имени. Москва же с Масхадовым говорить не желает.

Российские войска стоят практически во всех населенных пунктах Чечни, и это дает российским военным право говорить о победе, хотя война в Чечне приобрела вялотекущий характер, но продолжается. На ней ежедневно гибнут российские солдаты и чеченские бойцы. Силы не равны, и все же, полевые командиры сдаваться не собираются. Они ведут партизанские действия. Население чувствует нестабильность, из-за чего сотни тысяч беженцев не спешат возвращаться домой к своим жилищам.

Реальность такова, что многие жители Чечни все больше говорят о том, что безвластие, вернее, неограниченная власть военных, которую они сейчас испытывают на себе, намного хуже, чем власть администратора, пусть и назначенного из Москвы. Руководство Ичкерии считает, что Кремль находится в политическом тупике, не зная, как найти выход из создавшейся в Чечне ситуации. Многое в республике за время боевых действий изменилось, и теперь вряд ли кто-либо возьмется утверждать что-либо от имени всех чеченцев. Генерал Трошев, например, предлагал провести в Чечне референдум, чтобы ее население определилось, желает ли оно жить в составе России. Эта идея пришлась по нраву многим чеченцам, с которыми удалось побеседовать на эту тему. Но Путин пошел другим путем. Он решил назначить администратора Чечни, строго подчиненного федеральному центру. Сможет ли назначенный из Москвы человек руководить чеченцами, не делая главный упор на штыки, склонить воюющих чеченцев к мирной жизни, и кто будет этим человеком? Все это - вопросы, на которые пока нет ответа. Есть одни предположения.

XS
SM
MD
LG