Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Беседа с Маликом Сайдуллаевым


С председателем Госсовета Чечни Маликом Сайдуллаевым беседует Владимир Бабурин.

Владимир Бабурин:

Понятно, что как только военные сейчас завершат операцию в Чечне, Кремль будет формировать органы власти, выбирать главу республики. Вы заявили о своих претензиях на верховную власть в Чечне. Чем обосновано такое решение?

Малик Сайдуллаев:

До завершения военной фазы еще очень далеко. Говорить об этом преждевременно, пока не будет выбран общенациональный лидер, вокруг которого готов будет сплотиться народ. Это первое. Второе: о моих претензиях на власть - я меньше всего хотел бы видеть себя президентом республики, с одной стороны. С другой стороны, я заявил об этом, потому что народ в республике в меня верит. Я знаю, что я не имею права в данную минуту оставаться в стороне и наслаждаться жизнью, пока у меня на родине такое творится. На сегодняшний день в лидеры республики стремятся многие, это место хотят занять как бывшие, так и нынешние... Но я против того, чтобы кто-то из тех, кто был в свое время запачкан в этой истории, кто был у руля в республике, начиная с 1991-го года, чтобы кто-то вернулся обратно. Это - люди, которые предали народ, родину и республику. Я против того, чтобы в эту власть стремились те, кто хотят наживаться, набить себе карманы. Я хочу сейчас принять в этом участие и буду принимать в этом участие независимо ни от чего, до тех пор, пока не будет мира и спокойствия на моей родине?

Владимир Бабурин:

Как вы считаете, каким образом могут быть хотя бы приостановлены боевые действия в Чечне, и должен ли Кремль начать переговоры с Асланом Масхадовым?

Малик Сайдуллаев:

С Асланом Масхадовым можно вести переговоры и нужно вести переговоры, поскольку он является легитимно избранным. Другой вопрос - пользуется ли он доверием среди народа и воюющей стороны - нет не пользуется. Но на сегодняшний день он для всего мира легитимно избранный президент, и с ним нужно вести переговоры. Но вести их с ним надо, как с одним из полевых командиров - я бы сказал так, он ничего не сделал для того, чтобы не было этой войны. Он ничего не сделал, чтобы был порядок в республике.

Владимир Бабурин:

Господин Сайдуллаев, в свое время вы были против назначения Николая Кошмана представителем президента России в Чечне. Как вы сейчас оцениваете его роль в чеченских событиях после его фактической отставки?

Малик Сайдуллаев:

Я считаю, что если будет отставка Николая Павловича Кошмана, то это неправильно, потому что на сегодняшний день плохая, какая-то нехорошая создана административная структура в республике, которая более-менее работает. Другое дело, было бы хорошо, если бы сейчас выбрали, остановили выбор на человеке, который будет возглавлять временную администрацию, которому доверяет народ. И было бы хорошо, если бы этот человек работал в связке с Николаем Павловичем Кошманом, пусть он будет как бы как представитель президента в Чеченской Республике, а глава временной администрации на переходный период будет тот человек, которого поддерживает народ.

Владимир Бабурин:

Кроме вас о своих претензиях на пост главы республики заявили и свои кандидатуры уже выставили муфтий Ахмед Кадыров, бывший глава Верховного Совета России Руслан Хасбулатов, бывший мэр Грозного Бислан Гантамиров - с кем-то из этих людей вы можете сотрудничать, или вы считаете их конкурентами?

Малик Сайдуллаев:

Я готов сотрудничать с любым человеком, у которого все силы будут направлены на нормализацию обстановки. Что касается Хасбулатова, то я считаю, что он свой вклад уже сделал, и этот вклад, к сожалению, печальный. Я не хотел бы, чтобы Хасбулатов воспользовался трибуной Чеченской Республики, чтобы опять вернуться в большую политику, и Чечня опять вошла в конфронтацию с Россией. Что касается Бислана Гантамирова, то я с уважением отношусь к этому человеку. Хотя, конечно, никто из нас без ошибок шагов не делал, у него есть свои ошибки...

Что касается Кадырова: Кадыров - муфтий. Я всегда был против, и сейчас против того, чтобы религиозный деятель возглавлял республику. Это до добра не доведет. Я считаю, что Кадырову нужно, если он муфтий и искренне был этим муфтием, заниматься религией. Если он не был искренне этим муфтием - значит, он лгал народу, и этого человека не стоит избирать. Я считаю, что сейчас будет самая большая ошибка, если какая-то ставка будет сделана на него, поскольку в республике... То, что в СМИ говорят, что он, якобы, пользуется каким-то доверием - это ложь. У народа по отношению к этому человеку нет никакого доверия после его лживых интервью, которые были сделаны в Швейцарии - в Женеве, после его выступления по телевидению, когда весь мир видел, что есть такие "импульсы" на нарушения прав человека, а народно избранный муфтий говорит, что никакие права людей не нарушаются - это, мягко говоря, ложь. Если действительно хотят закончить войну и остановить ее мирным диалогом, тогда на нем выбор останавливать не будут. Если хотят, чтобы этот конфликт больше разгорался, и если хотят дольше держать там войска, сделают выбор на Кадырове.

XS
SM
MD
LG