Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как и почему пополняются ряды чеченских вооруженных формирований


Программу ведет Андрей Шарый. Участвуют: ведущий программы Радио Свобода "Кавказские хроники" Олег Кусов и корреспонденты РС на Северном Кавказе - Юрий Багров и Муса Хасанов.

Андрей Шарый: Вот сводка боевых действий в Чечне за последние сутки: в Октябрьском районе Грозного в результате взрыва ранен школьник. 12-летний мальчик, подорвавшийся на взрывном устройстве, доставлен в больницу. В ночь со вторника на среду в Грозном совершено нападение на хранилище нефти. Неизвестные ворвались на территорию нефтепарка и ранили двух охранников. В результате один из резервуаров получил пробоину. На окраине города Аргун у насыпи нефтепровода взорван фугас. Трубопровод получил незначительные повреждения, утечки нефти не произошло. Тем временем российские спецслужбы утверждают, что вооруженные формирования чеченцев дезорганизованы и лишены единого командования. Спецслужбы также подчеркивают, что чеченский лидер Аслан Масхадов уже фактически утратил влияние на чеченское сопротивление. У микрофона обозреватель Радио Свобода Олег Кусов:

Олег Кусов: Сообщив о гибели эмира аль-Хаттаба, представители российских спецслужб заметили, что теперь в Чечню перестанут поступать финансовые потоки из международных террористических центров. Очевидно, тем самым спецслужбы хотели заявить о том, что нанесен сокрушительный удар по радикальным исламистам в Чечне. Вскоре после этого из "компетентных источников" поступило сообщение о гибели террориста номер 1 - Шамиля Басаева. Но оно было вскоре опровергнуто военными. Сотрудникам российских спецслужб пришлось поправляться и говорить о политической смерти Басаева.

Нейтрализация Аслана Масхадова для общественности прошла по другому сценарию - российские средства массовой информации сообщили о ликвидации близких ему и влиятельных полевых командиров Айдамира Абалаева, Заилбека Увайсова и Зелимхана Вашаева. Эти люди, якобы, были ликвидированы сразу после образования нового военного совета Чечни Маджлиса-Шуры. Этот орган, по версии российских спецслужб, Масхадов спешно сформировал из шестерых человек сразу после политической смерти Шамиля Басаева. Ополовиненный Маджлис-Шура, разумеется, не может выполнять функции высшего военного совета Ичкерии, а Масхадов, следуя этой логике, без высшего совета не может считаться полноценным лидером сопротивления.

Если судить по сообщениям российских официальных источников, боевые операции против отрядов радикальных исламистов в Чечне в апреле-мае сего года прошли успешно. При этом, однако, надо обратить внимание, что уничтожены эти влиятельные фигуры были в результате действий специальных структур, а не армейских подразделений. Обошлось без привлечения бронетехники и авиации, все это оказалось созвучным недавнему посланию президента России Федеральному собранию, но, как отмечают независимые наблюдатели, не отражает реальную ситуацию и в Чечне. Активность радикальных исламистов, которых российские политики и военные после 11 сентября прошлого года стали называть международными террористами, уже не оказывает определяющего влияния на ход войны в Чечне. Чеченское сопротивление пополняется вчерашними мирными жителями. Рассказывает Юрий Багров:

Юрий Багров: За два с половиной года второй войны убиты не менее тридцати командиров чеченского сопротивления. Если принять за аксиому мнение Москвы о том, что зачинщиками войны и источниками чеченской беды являются именно эти люди, то впору уже объявить, что конфликт исчерпан - штыки в землю. Войну, тем не менее, не только не прекратили, но и нескоро обещают прекратить. Потому-то и встает вопрос, правильно ли Кремль в свое время расставил точки над "i", был ли предусмотрен такой поворот событий в чеченской проблематике, когда на место устраняемых армией и спецслужбами командиров приходят другие, хотя и не столь известные, как Хаттаб, Басаев и Бараев, но не менее активные и дерзкие. Такое положение - не только тупиковое, но и крайне опасное, не только для миллионного чеченского народа, но и для всей России.

Причин воспроизводства в рядах чеченского сопротивления, естественно, много. Но главная из них в том, что военная машина Москвы оказалась весьма и весьма неразборчива по отношению к населению мятежного края. Тут вспоминается одна публикация Руслана Имрановича Хасбулатова, увидевшая свет в "Комсомольской Правде". В разгар первой чеченской войны в ней человек известнейший в Чечне высказывал свое возмущение поведением российской армии и авиации: "Я подавал в Моздок два списка с населенными пунктами Чечни - в одном были села, которые надо бомбить, в другом - те, которые нельзя обижать ввиду того, что они лояльны Москвы и ждут с ее стороны наказания Дудаева, но московские "ястребы" бомбят все подряд", - сокрушался Руслан Имранович. Во второй войне федеральные силы действовали, и действуют по сей день, точно так же. Так называемые "зачистки" не разбирают никого. При действиях федералов, в принципе нет ни "своих", ни "чужих", насилие и грубость испытывает на себе все население. Исключения -большая редкость, и от такого обращения озлоблены все, и те, кто морально держится за Масхадова, и те, кто никогда не становился под его знамя. Потому, видно, не скоро ослабится сила чеченского сопротивления и процесс его воспроизводства - их подпитывает чрезмерная жесткость и жестокость со стороны противника.

Олег Кусов: Рассказывал Юрий Багров. В Москве заговорили о возможной передаче всей власти в Чечне местным администрациям и правоохранительным органам. Действия чеченских милиционеров в связи с этим получают высокие оценки. Иначе смотрят на них военные во время так называемых "зачисток". Как правило, для военных чеченские милиционеры остаются потенциальными боевиками. И, судя по всему, военные часто бывают правы. Рассказывает наш корреспондент на Северном Кавказе Муса Хасанов:

Муса Хасанов: Жертвами российских военнослужащих во время проведения так называемых "зачисток" в населенных пунктах Чечни наравне с мирными жителями становятся и чеченские милиционеры. В одном только отделе вневедомственной охраны города Аргун, чей личный состав - около шестидесяти человек, с начала этого года военные убили восемь милиционеров. Драки и боестолкновения между российскими силовиками и сотрудниками Управления внутренних дел Чечни стали обыденным делом в республике. Поводом для таких инцидентов является пренебрежительное отношение и неприязнь военных к чеченским милиционерам, среди которых немало бывших участников чеченских сил сопротивления.

Не секрет для местного населения, что чеченские сотрудники правоохранительных органов негласно делятся на два лагеря - на непримиримых борцов за независимость Чечни и вынужденных придерживаться пророссийской ориентации милиционеров, которым грозит чеченская вендетта - кровная месть, не имеющая срока давности. Некоторые из сотрудников Управления внутренних дел Чечни носят в открытую зеленые беретыс ичкерийским флагом. Именно с ними российские военные стараются избегать конфликтных ситуаций, так как не раз, несмотря на численный перевес, получали от них жесткий отпор.

Олег Кусов: Противоречия между различными слоями чеченского общества сохраняются. Мирные жители обвиняют в своих бедах наряду с военными, и сторонников радикального ислама, наемников и бойцов отрядов Шамиля Басаева и эмира аль-Хаттаба. Но российских военных не интересуют подобные тонкости - делить чеченцев на "своих" и "чужих" они не привыкли.

XS
SM
MD
LG