Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Отголоски истории с "обменом" Андрея Бабицкого на суде по делу о нападении на Пермский ОМОН


Программу ведет Петр Вайль. Участвуют корреспондент Радио Свобода в Москве, долгое время работавший на Северном Кавказе, Олег Кусов и ведущий программы "Кавказские хроники" Андрей Бабицкий.

Петр Вайль:

В Махачкале продолжается судебный процесс над 7 подозреваемыми в нападении 29 марта прошлого года на колонну Пермского ОМОНа в районе чеченского селения Джанни-Ведено. В показаниях подсудимые утверждают, что плененные в ходе нападения омоновцы впоследствии были казнены. Слово нашему корреспонденту Олегу Кусову:

Олег Кусов:

На судебном процессе в Махачкале допрошен обвиняемый в участии в нападении на омоновцев уроженец Татарстана Эдуард Валиахметов. Будучи выпускником военного лагеря на территории Чечни, он в свое время попал в отряд араба Кутейба, однако, затем, якобы, из-за необоснованных подозрений в пользу шпионской деятельности в пользу ФСБ оказался в отряде на положении пленного. Эдуард Валиахметов утверждает, что не участвовал в нападении на пермских омоновцев, а назвать имена подсудимых дагестанцев в числе бойцов чеченского отряда его вынудили в ходе расследования. В зале суда Эдуард Валиахметов заметил, что сидящих рядом с ним пятерых подсудимых из дагестанского селения Карамахи он впервые увидел только на процессе. Помимо этого подсудимый Валиахметов сообщил, что вместе с ним в плену находились российские солдаты, которых, по его данным, обменяли на корреспондента Радио Свобода Андрея Бабицкого. По словам Валиахметова, с пленными омоновцами после боя в районе Джанни-Ведено поступили более жестоко, чем с солдатами - на глазах подсудимого одного из них ударили прикладом по голове, а после перерезали голову. После этого были казнены все остальные пленные омоновцы.

Суду теперь предстоит заслушать показания уроженца Карачаево-Черкесии Шамиля Китова. Он также обвиняется в вооруженном нападении на колонну сотрудников ОМОНа Пермской области в районе чеченского селения Джанни-Ведено. В ходе предварительного следствия Эдуард Валиахметов говорил, что видел Шамиля Китова бегущим с автоматом в направлении развернувшегося боя. Затем он отказался от своих слов. Следователи не стали обвинять Шамиля Китова в участии в нападении на омоновцев. Любопытно, что после этого он стал называть следствию фамилии некоторых бойцов чеченского отряда. Его показания, в частности, и привели на скамью подсудимых некоторых жителей дагестанского селения Карамахи. Но на суде и Китов отказался от своих прежних слов. Он стал утверждать, что сделал это вынужденно, после того, как был подвергнут физическому воздействию в ходе следствия. Суду предстоит допросить и остальных подозреваемых - жителей селения Карамахи - Хайрулу Кузаалиева, Гаджи Батирова, Ату Мирзаева, Махди Магомедова и Иман-Шамиля Атаева. Если обвинения в их адрес будут доказаны - им грозят сроки до 20 лет или пожизненное заключение. Пока следствию удалось установить, что все они прошли обучение в чеченском селении Сержень-Юрт и являются приверженцами радикального ислама.

Как утверждают правоохранительные источники, на колонну Пермского ОМОНа напал отряд численностью до 300 человек. Бой продолжался несколько часов. Погибли 37 сотрудников ОМОНа и шестеро военнослужащих комендантской роты. В плен попало десять сотрудников Пермского ОМОНа. По горячим следам сообщалось, что российское подразделение в тот день - 29 марта - выдвинулось из райцентра Ведено в селение Центорой на так называемую "зачистку", по пути омоновцы и попали в засаду. Тогда заместитель начальника Генштаба вооруженных сил России Валерий Манилов заявил, что омоновцы пострадали из-за грубых нарушений правил передвижения - колонна двигалась без прикрытия, разведки, связи. Ему вторил тогдашний министр внутренних дел России Владимир Рушайло, заметивший, что причиной трагедии стало недостаточное боевое охранение колонны. Однако, чуть позже оценки действий омоновцев поменялись. Ответственные сотрудники федерального МВД стали говорить о грамотных действиях пострадавших, благодаря которым в тот день были якобы сорваны планы чеченского отряда по захвату райцентра Ведено. Много неясных фактов пока остается во всей этой истории. Министры, генералы, подсудимые довольно часто отказываются от своих слов. Судебный процесс в Махачкале может затянуться надолго.

Петр Вайль:

Действительно, в этой истории много неясного, и, в частности, то, как происходит, как протекает вот это пленение российских военнослужащих, захваченных чеченскими бойцами, вопросы об их обмене, и там всплыло даже имя нашего коллеги Андрея Бабицкого, которого будто бы обменяли на пятерых российских солдат. Андрей Бабицкий сейчас рядом со мной в Пражской студии Радио Свобода, Андрей, ваши впечатления по поводу всей этой истории?

Андрей Бабицкий:

Я не вижу тут особого предмета для комментирования. Тем не менее, я могу сказать, что, конечно же, для меня это было своего рода новостью - сообщение о том, что меня реально обменяли на двух российских солдат. Это тем не менее никак не меняет общей канвы событий. Даже если был реальный обмен, хотя, как я знаю, Комитету солдатских матерей впоследствии не удалось отыскать ни в каких списках этих якобы выменянных солдат, даже если они реально их обменяли - ну, очевидно, те, кто был заинтересован в этом обмене, пытались найти какие-то реальные атрибуты, чтобы погасить общее негативное впечатление от этого абсолютно незаконного мероприятия. Я хочу сказать, что понятно, почему был совершен этот обмен. Я находился некоторое время в Чернокозово, если вы помните, и выпускать чернокозовского узника - журналиста - в большой открытый мир - это значит собственными руками предъявлять международному сообществу свидетеля тех пыток, которым подвергаются узники российских концлагерей на территории Чечни. Ну, может быть, реально был обставлен мой обмен с участием двух военнопленных. Возможно, ФСБ или те чеченцы, которые сотрудничали с ФСБ, (а я напомню, что я находился в Автурах, в плену, очевидно - не знаю, как это назвать, в чеченском селении Автуры у штатного сотрудника ФСБ Гази Дениева, ныне покойного, его официальная должность - командир специального батальона УФСБ по Чеченской республике) - я думаю, что они имели возможность каким-то образом получить этих пленных - либо выкупить, либо обменять, опять-таки, на плененных чеченцев. Так что это незначительная деталь, и очень сложно понять, насколько она соответствует реальности, потому что этот человек - свидетель, говорит, что он только слышал, а сам не видел... В общем, как я сказал, это не меняет общего сюжета, может, вносит в него какую-то дополнительную сложность...

Петр Вайль:

Дополнительную сложность - в том смысле, что дополнительный какой-то виток представлений о беззаконности всего происходящего - да?

Андрей Бабицкий:

Вы знаете. Нет. В общем, как-то, честно говоря, мне показалось, что события вокруг этого обмена слегка наполнились смыслом. Если два российских военнослужащих реально получили свободу - в общем, я не готов считать это событие печальным.

XS
SM
MD
LG