Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Итоги двух лет работы Владимира Каламанова


Программу ведет Андрей Шарый. Участвуют обозреватель Радио Свобода Олег Кусов, правозащитники Александр Черкасов и Людмила Алексеева.

Андрей Шарый:

Владимир Каламанов, по неофициальным сообщениям, намерен оставить пост представителя президента по обеспечению прав и свобод человека в Чечне. Владимиру Каламанову, как пишут некоторые российские издания, предложили в ранге чрезвычайного и полномочного посла представлять Россию в ЮНЕСКО. Над темой работал наш обозревать Олег Кусов:

Олег Кусов:

Должность представителя президента России по обеспечению прав и свобод человека в Чечне была введена в феврале 2000-го года. В те дни российская авиация бомбила чеченские города и селения. Десятки тысяч беженцев ушли в соседнюю Ингушетию. В самой Чечне ежедневно гибли мирные люди. Введение должности чиновника с правозащитными обязанностями при Кремле выглядело невнятной попыткой Москвы хоть как-то оправдаться перед Западом. Наблюдатели говорят, что эта кремлевская задумка удалась не в полной мере - процентов на 5-10. Осенью прошлого года Владимир Каламанов принял участие в программе Радио Свобода "Лицом к лицу". На достижениях своей службы Каламанов остановился подробно:

Владимир Каламанов:

Если говорить о наших победах, я уже считаю, что недаром ел хлеб: то, что в декабре прошлого года мы воссоздали суды, пускай это первоначальные шаги, пускай это всего восемь судов, но это - реальный результат. Вы себе представить не можете, какое счастье было у людей, что не с автоматом Калашникова, а путем удовлетворения их исков мы свыше 120 людям вернули их собственность, вернули им зарплаты, вернули их на работу. Медленно, но уверенно внедряется в подсознание, что цивилизованными способами можно защищать себя и свою семью. Кстати, возвращали собственность в основном из рук армии. Когда мы начинали работу, мы сразу же принимали участие в освобождении людей, в том числе и в амнистии. Было освобождено свыше 400 человек, и это огромная наша победа, в том числе 260 - с нашей помощью. А от этого и доверие к нам стало повышаться. И люди приходят к нам напрямую, люди задают вопросы о Страсбургском суде. Люди приходят с исками, они говорят - мы не верим российскому суду, им отвечают на уровне закона, иностранцы. Среди нас там есть эксперт и Страсбургского суда, Ева Хубалкова, которая четко им объясняла: вы можете обратиться в европейский суд, но только после того, как вам откажут российские суды, либо они примут какое-либо для вас неприятное решение... Понимаете, что приятно - все к нашим рекомендациям - к ним относятся серьезно, сейчас не то, как мы начинали. Когда мы начинали, была совершенно другая картина, ругательным словом было "права человека". Это сейчас все соревнуются сказать, что "мы защищаем права человека".

Олег Кусов:

Представитель президента по правам человека не в силах был в корне изменить ситуацию в Чечне, поскольку оставался лишь подчиненным той властной структуре, которая начала эту войну, но кое-что положительное, по мнению правозащитников, Каламанов сделал. Говорит член правозащитного центра "Мемориал" Александр Черкасов.

Александр Черкасов:

В начале второй чеченской войны, когда сотни тысяч ушли из Чечни в Ингушетию, уже в январе 2000-го года их пытались возвращать обратно, например, тогда уже составы с беженцами загоняли в Серноводскую. Владимир Каламанов тогда действовал не как слепой исполнитель чудовищных, бессмысленных, преступных приказов. Его ведомство не стремилось в первых рядах возвращать беженцев обратно в Чечню. Но Владимир Каламанов - безусловно, государственный человек, это карьерный дипломат, это чиновник, никоим образом не правозащитник. А с другой стороны, когда это мы видели во власти иных людей? Каламанов - из тех "чужих" людей, с которыми можно взаимодействовать и достигать взаимопонимания, если говорить о чем-то полезном, не заявлениях, а о том, каким людям помогли правозащитные организации, в чем-то есть факт взаимодействия со службой Каламанова.

Олег Кусов:

Председатель Московской Хельсинской группы Людмила Алексеева считает, что нередко Каламанов действительно помогал мирным людям в Чечне:

Людмила Алексеева:

Конечно, можно выдвинуть ему ряд совершенно справедливых претензий: то не сделал, тут не помог. Но он - специальный представитель президента, что придавало какой-то вес его личности, его словам. Но на самом деле реальной-то власти никакой не было. Нарушения прав человека в Чечне настолько массовые, среди них много ужаснейших нарушений прав человека, вплоть до лишения людей жизни; один человек вообще мало что может сделать. Мне кажется, что он действовал по такому принципу: делал, что мог, для того, чтобы и должность сохранить, и все-таки что-то сделать в оправдание того, что он на этой должности находится. С одной стороны, сам факт специального назначения на эту должность показывает внимание президента к этой проблеме хотя бы формально. Все-таки у Каламанова была возможность, как у человека, представляющего президента, хотя бы в отдельных случаях что-то решать. Но, с другой стороны, иногда это использовалось, я бы сказала, по-чиновничьи. Я помню случай, когда в Россию приехал представитель Совета Европы господин Хиль Роблес, и он должен был ехать в Чечню. Его вызвался сопровождать уполномоченный по правам Российской Федерации Олег Миронов, который до этого несколько раз очень решительно, так, как себе Каламанов не позволял, высказался насчет кошмарной ситуации с правами человека в Чечне. Чиновники, готовившие поездку господина Хиль Роблеса в Чечню, заявили, что в самолете нет места для уполномоченного по правам человека Российской Федерации, и сопровождать его будет Владимир Каламанов. Понятно почему: Владимир Каламанов - чиновник, подчиненное лицо, и он будет выполнять те указания, которые в этом случае получил от президента, а уполномоченный по правам человека - человек независимый, показавший свою независимую позицию по оценке ситуации с правами человека в Чечне. Так что трудно сказать, когда это помогает, а когда это используется во вред. Я себе представляю, что Каламанов повез Хиль Роблеса туда, где все было в порядке.

Олег Кусов:

Александр Черкасов считает, что результаты правозащитной деятельности Каламанова невелики, но на большее рассчитывать трудно:

Александр Черкасов:

В 2000-м году Каламанов утверждал, что его ведомство следует оценивать по числу возбужденных по результатам его работы уголовных дел. В последний год возбуждено достаточно много уголовных дел - теперь сотни уголовных дел по фактам преступлений против гражданского населения. Но обращений к Каламанову было десятки тысяч. Пропорция в общем неутешительная. Была создана структура - она могла не работать совсем; она могла работать очень хорошо, но не долго; она как-то работала, удовлетворяя потребности исполнительной власти, но и, в какой-то степени, помогая людям. Я, и "Мемориал" в целом, не кинем камень в спину уходящему в Париж Владимиру Каламанову.

Олег Кусов:

Председатель Московской Хельсинской группы Людмила Алексеева предполагает, что на месте Каламанова она не смогла бы удержаться и дня из-за своей принципиальной позиции по Чечне:

Людмила Алексеева:

Предположим немыслимую ситуацию, что эту должность предлагают мне. Я бы отказалась, потому что я себе представляю, сколько раз я бы чувствовала свое полное бессилие в то момент, когда я хочу помочь, и когда необходимо помочь людям. Не говоря уже того, что я бы не удержалась на этой должности точно, потому что первое же мое выступление с оценкой реальной ситуации с правами человека стоило бы должности. Кто поставил, тот и уберет.

Олег Кусов:

Владимир Каламанов работает на этой должности более двух лет. И теперь ожидает повышения по дипломатической линии.

XS
SM
MD
LG