Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Фрагмент из выступления Андрея Бабицкого в Страсбурге в Совете Европы


Ведущий программы "Liberty Live" Андрей Шароградский:

Корреспондент Радио Свобода Андрей Бабицкий выступил вчера в Страсбурге перед крупнейшей в Совете Европы фракцией - Партией народных демократов. Фрагмент его выступления, посвященный ситуации в Чечне, мы предлагаем вашему вниманию:

Андрей Бабицкий:

Европейские лидеры несут свою ответственность за происходящее в России, в том числе и за ухудшение обстановки в Чечне. Позорное решение Парламентской Ассамблеи Совета Европы вернуть российской делегации право голоса было интерпретировано в России как санкция на продолжение кровопролития и дальнейшую легализацию практики многочисленных нарушений прав человека. Чечня сегодня превращена в этническое гетто, на территории которого отменены законы и Конституция. Фактически режим расовой сегрегации для чеченцев действует по всей территории России. Для них установлен особый порядок проживания и передвижения. Их право на участие в общественной жизни максимально ограничено. Они не в состоянии прибегнуть к защите закона, их жизни и свободе в России ежедневно угрожает опасность. Целый народ по этническому признаку поражен в гражданских правах, и избранная властью линия на демонтаж демократических институтов, прав и свобод в целом лишает и ситуацию в Чечне видимой позитивной перспективы.

Очевидно, что война есть тотальное отрицание прав человека. Однако, даже в такой ситуации власть остается верной своему предназначению, если она, пусть не сразу, после некоторого обморока, но в состоянии адекватно реагировать на совершаемые преступления. Если бы сегодня, спустя более года после совершения в Чечне тяжелейших преступлений, было инициировано широкое уголовное преследование военных, виновных в массовых убийствах, применении пыток, торговле людьми и других тяжелейших преступлениях против личности, это могло бы создать условия для возвращения Чечни в правовое пространство России. Не формирование многочисленных, полностью управляемых, бюрократических органов местной власти должно было послужить для европейских парламентариев доказательством добрых намерений российского руководства, а демонстрация им приверженности основному принципу права: за преступлением неизбежно следует наказание.

Сегодня реальные рычаги управления в республике остаются в руках военных. Гражданская администрация лишена возможности эффективно противодействовать их произволу. Ситуация полной безнаказанности, не изменившаяся с начала военных действий, породила у армии и многочисленных силовых структур, задействованных в Чечне, устойчивое ощущение абсолютной вседозволенности. Само российское общество лишено возможности реально оценивать происходящее, поскольку чеченская война, главным образом -ее правозащитный аспект, усилиями Кремля изъяты из внутреннего информационного процесса. Общественному мнению почти ничего не известно о массовых захоронениях, существовании на территории Чечни фильтрационных лагерей, пытках, применяемых в местах содержания задержанных, торговле людьми, которой занимаются военные, поборов на блок постах. Официальный образ войны - это исключительная прерогатива российского генералитета и связанных с ним политиков. СМИ она представлена как борьба с международным терроризмом, которая успешно близится к завершению.

В своем недавнем интервью четырем российским изданиям президент Путин, представляя свой проект урегулирования чеченского конфликта, ни слова не сказал о необходимости формирования эффективной представительной и судебной власти, правоохранительных органов, местном самоуправлении в республике. По его мнению, самые главные задачи в Чечне: завершение контртеррористической операции, восстановление экономики и социальной сферы. На мой взгляд, это означает, что президент России, во-первых: или вовсе отрицает факт массовых нарушений прав человека в Чечне, или просто не склонен придавать этому значения. Во-вторых, он бесконечно далек от мысли о формировании в Чечне гражданского общества, делегирования чеченцам права участвовать в российском политическом процессе и в решении собственной судьбы. Республика остается для него управляемой мятежной провинцией, объектом внешнего силового администрирования, неизбежно и необходимо отрицающего гражданские свободы. Это абсолютно согласуется с очень популярной в российском обществе идеей коллективной ответственности чеченцев за действия действовавших на территории республики бандитских и террористических групп.

Очень серьезная проблема, о которой мало говорится: утрата чеченцами этнической идентичности. Приведу один пример: насилие над женщиной, с точки зрения традиционных ценностей чеченской культуры - одно из наиболее тяжких преступлений. Если общество оправдывает российского полковника Буданова, изнасиловавшего и убившего чеченскую девушку, то у чеченца в такой реальности не остается никакой опоры. Он теряет веру в то, что мир устроен на разумных и справедливых основаниях. Отношение к чеченцам как к "плохому этносу" со стороны общества и власти подрывает и разрушает этническую самобытность, основу культурной самоорганизации.

И последнее: мне кажется, пришло время открыто признать, что у чеченцев сегодня есть достаточные основания просить политического убежища в Европе, и предельно упростить процедуру его предоставления. В рамках современного мира государство невозможно лишить права суверенности над территорией. Но необходимо лишить его права безраздельно владеть народом, который оно уничтожает.

XS
SM
MD
LG