Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дело Буданова - могут ли чеченцы рассчитывать на справедливость в России?


Программу ведет Дмитрий Волчек. Участвуют: корреспондент Радио Свобода в Ростове-на-Дону Сергей Слепцов и корреспондент Радио Свобода Владимир Долин, беседовавший с губернатором Ульяновской области Владимиром Шамановым, президентом Ингушетии Русланом Аушевым и депутатом Государственной Думы России Владимиром Рыжковым.

Дмитрий Волчек:

В четверг в Ростове-на-Дону возобновились слушания по делу полковника Буданова, обвиняемого в убийстве чеченской девушки Эльзы Кунгаевой. С подробностями из Ростова Сергей Слепцов:

Сергей Слепцов:

Сегодня - в четверг - пожалуй, первый день судебных слушаний, который можно рассматривать как начало процесса, по той простой причине, что дело, начавшееся в суде 28 февраля, только сегодня перешло в стадию судебного следствия. Многочисленные переносы слушаний были вызваны неявкой свидетелей и потерпевших в виду болезней и трудностей проезда из Чечни в Ростов. В начале марта дело было отложено в связи с заболеванием самого подсудимого Буданова. Вчера и позавчера суд был занят только процедурными вопросами. Совершенно неожиданно чеченская сторона потребовала признать потерпевшими не только главу семьи - отца убитой Вису Кунгаева, что, кстати, не противоречит закону, но и всех - подчеркиваю, всех членов семьи, то есть, мать убитой Розу Башаеву и несовершеннолетних детей. А это значит, что всем им по закону положено время на ознакомление с материалами дела. Уголовное дело "вложено", если можно так выразиться, в 10 пухлых томов, и понятно, что на ознакомление с ними понадобится много времени. Представляющий интересы чеченской стороны адвокат Абдулла Хамзаев, что называется, открытым текстом заявил журналистам: "Мы будем затягивать процесс всеми силами. Пусть Буданов сидит в тюрьме как можно больше". Такая позиция защиты потерпевших вызвана, на мой взгляд, тем, что чеченцы не рассчитывают на суровый приговор Буданову, а его нынешнее содержание в СИЗО - уже реальное наказание, тем более, что в среду суд отклонил ходатайство защитников Буданова об изменении ему меры пресечения. Защитники просили освободить его под стражи и передать под ответственность командования Северокавказского военного округа. Сам Юрий Буданов заявил суду, что он, несмотря на очень плохое самочувствие, отказался от госпитализации в тюремной больнице для того, чтобы не затягивать процесс.

Один из защитников Буданова - адвокат Алексей Дулимов - считает, что у него есть все основания, чтобы добиться изменения квалификации преступления, совершенного его подзащитным. Буданов перенес две контузии и, по мнению защитника, убил Эльзу Кунгаеву в состоянии аффекта. В ходе допроса отца убитой Висы Кунгаева выяснилось еще одно противоречие. В материалах дела акт обследования трупа убитой, составленный судмедэкспертом 124-й лаборатории, имеет расхождения с тем протоколом вскрытия, который предъявил суду Виса Кунгаев - отец убитой девушки. Кстати, из перечня обвинений, предъявленных полковнику Буданову, обвинение в изнасиловании исключено еще на предварительной стадии следствия. В пятницу продолжится допрос отца убитой Висы Кунгаева.

Дмитрий Волчек:

Российские политики внимательно следят за развитием дела полковника Буданова. Тему продолжит Владимир Долин:

Владимир Долин:

Бывший командир полковника обвиняемого в убийстве чеченской девушки, а ныне губернатор Ульяновской области генерал Владимир Шаманов опасается, что процесс в Ростове превратится в суд над всей политикой России на Северном Кавказе.

Владимир Шаманов:

Излишне политизирован процесс, и тенденции - не только осудить нынешнюю политику России на Кавказе, но и как бы заглянуть в историю прошлых столетий. По отдельно взятому делу надо и разбираться, с точки зрения оценки со стороны правосудия поступка Буданова и тех людей, которые с ним были. Я категорически против того, чтобы рассматривался вопрос в общем политики страны, причем еще заглядывая в прошлые столетия. Случаи, безусловно, подобные имеют место - и в американской армии на Окинаве, и в других армиях, но там не допускают те же американцы или англичане, чтобы присутствовали элементы политики, а здесь налицо все эти тенденции. Поэтому моя позиция: пусть суд будет справедлив на основании того законодательства, которое мы имеем, без политики.

Владимир Долин:

Депутат Государственной Думы Владимир Рыжков тоже против того, чтобы делу Буданова придавался политический оттенок:

Владимир Рыжков:

Я не стал бы настаивать все-таки на том, что это преступление против человечности, военное преступление... Уже сам факт очень важен, что идет суд, осуществляется уголовное преследование человека, совершившего преступление в Чечне... Вообще, нужно быть очень осторожным в отношении происходящих в Чечне событий, с тем, чтобы переводить это в национальную, религиозную или политическую плоскость. Это может привести к еще большим несчастьям и страданиям для ни в чем не повинных людей, поэтому я рассматриваю это как уголовный процесс и надеюсь, что суд вынесет законное и справедливое решение.

Владимир Долин:

Но на Кавказе политическое значение процесса очевидно для всех. Говорит президент Ингушетии, тоже, кстати, генерал и ветеран Афганистана Руслан Аушев:

Руслан Аушев:

Позор армии! Это чистой воды позор. Да всем уже очевидно, что этот Буданов сделал. На Кавказе не то что трогать - близко подходить к женщине опасно. Есть нормы. А здесь - с этой девочкой как поступили?! И сейчас чеченский народ считает, что изнасиловали-то не ее, а изнасиловали весь народ, оскорбление нанесли всему чеченскому народу - так считается сегодня. Поэтому преступник, какой бы он там ни был, должен сидеть в тюрьме. Вот суд, а доказательства там очевидные, девочку убили, задушили, изнасиловали - очевидны. Конечно, нельзя вмешиваться в дело суда, нельзя вмешиваться в дело расследования, но говорить, еще ничего не доказав, что его нужно освобождать и нужно помиловать, что он там где-то в военных условиях... А кто позволял? Кто позволял издеваться над людьми? На каком основании все это делается? Как же можно так - приходить, говорить: давайте, чеченцы, давайте жить вместе дружно в одной семье, федеративной, и в то же время насиловать и убивать? А потом, посмотрите, какая граница проходит, вот если ты чеченку, чеченку, девочку шестнадцатилетнюю насиловал - это все нормально, можно простить? Тогда, извините, тогда давайте, оставим чеченцев в покое, оставим других в покое, раз мы так к ним относимся, раз мы считаем, что чеченцев можно убивать, чеченцев можно насиловать, тогда зачем мы их притягиваем такими усилиями? Если у нас в обществе уже родилось такое - давайте, отдадим им независимость, пусть они живут, тогда все станет на свои места. При такой ненависти бешеной - я вообще не могу представить, как дальше будут строиться отношения. Даже если считать, что можно силой задавить, придушить эту ситуацию - я уверен, ровно через 5, 10, 15 лет проблема опять встанет, до тех пор пока не будет четкого ясного решения этой проблемы. Потому что все будут смотреть эти видеокадры, все будут вспоминать эту Эльзу, все будут вспоминать свои разрушенные города, населенные пункты и это будет долго кровоточащая рана.

Владимир Долин:

Для чеченцев в самой Чечне и в лагерях беженцев итоги суда в Ростове определят: могут ли они рассчитывать на справедливость в России?

XS
SM
MD
LG