Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дело Буданова - подполковник Федоров и показания братьев и сестер Эльзы Кунгаевой о его участии в похищении девушки


Программу ведет Андрей Шарый. Участвуют корреспонденты Радио Свобода: из Ростова-на-Дону - Сергей Слепцов, и из Москвы - Владимир Долин.

Андрей Шарый:

В субботу на процессе по делу полковника Юрия Буданова, обвиняемого в убийстве чеченской девушки Эльзы Кунгаевой - этот процесс проходит в Ростове-на-Дону - были допрошены братья и сестры убитой. С подробностями Сергей Слепцов:

Сергей Слепцов:

Последние два дня судебных заседаний по делу полковника Буданова принесли немало неожиданностей. В суд были вызваны для допроса братья убитой Эльзы Кунгаевой - Хаважи и Хаси, и сестра - Хава. Сенсационным оказался первый же допрос. 16-ти летний Хаважи Кунгаев заявил, что среди сидящих в зале суда он твердо опознает не только подсудимого - полковника Юрия Буданова, но и его подчиненного - начальника штаба полка, тоже подсудимого - Ивана Федорова. При этом Хаважи Кунгаев заявил, что именно Федоров завернул в одеяло потерявшую сознание его сестру - Эльзу - перед тем, как ее унесли. Эти показания подтвердили и допрошенные вслед за ним 13-ти летняя сестра Хаважи Хава и 15-ти летний брат Хаси. В допросах детей кроме переводчика участвовала педагог Мия Мальсагова. Кстати, допрос Хавы Кунгаевой пришлось прервать, так как у девочки случился эмоциональный срыв. Вообще, чтобы пощадить психику детей, и состав суда, и военный прокурор, и адвокаты обеих сторон вынуждены были отказаться от наиболее болезненных вопросов к малолетним свидетелям.

При оглашении показаний детей, данных ими в ходе предварительного следствия, все участники процесса обратили внимание на то, что протоколы допросов всех детей - свидетелей практически идентичны и совпадают не только фактически, но и текстуально. Все допрошенные дети, когда им перевели на чеченский язык протоколы допросов, заявили, что таких сведений они следователям военной прокуратуры не сообщали. Что же касается опознания детьми подполковника Ивана Федорова как соучастника похищения Эльзы Кунгаевой, то здесь неожиданности, пожалуй, еще впереди. В материалах уголовного дела нет ни одного доказательства участия Ивана Федорова в похищении. А на предварительном следствии детям участники похищения для опознания не предъявлялись.

Андрей Шарый:

Тему продолжит репортаж моего коллеги Владимира Долина, вернувшегося несколько дней назад из Ростова-на-Дону, где он наблюдал за процессом по делу Юрия Буданова:

Владимир Долин:

Начальник штаба 160-го танкового полка Иван Федоров делит скамью подсудимых со своим командиром и другом полковником Юрием Будановым. Федоров обвиняется в превышении служебных полномочий. Свои полномочия он превысил, отдав приказ стрелять по деревне Танги-Чу и избив старшего лейтенанта Романа Багреева, который, выполняя этот приказ, принял меры к тому, чтобы избежать жертв среди мирного населения. Военную службу Иван Федоров начал в 13 лет курсантом Суворовского училища. Его восхождение по служебной лестнице сопровождали блестящие характеристики. Поведение Федорова в полку и отмеченное свидетелями его неравнодушное отношение к спиртным напиткам, кажется, свидетельствуют о степени объективности этих характеристики. Преступление, которое вменяется в вину подполковнику, не относится к категории тяжких. Поэтому Федоров продолжает службу и, в отличие от своего командира, в суд приходит сам, а не под конвоем, и даже в случае осуждения по предъявленному ему обвинению как участник боевых действий и орденоносец Федоров был вправе рассчитывать на амнистию. Тем более, что потерпевший - старший лейтенант Роман Багреев - в своих показаниях на суде назвал подполковника Федорова отличным офицером, способным принести немало пользы российской армии. Впрочем, такую высокую оценку со стороны избитого Федоровым офицера объяснить не трудно. Офицеры - сослуживцы Федорова и Багреева по 160-му танковому полку - убеждены, что поступление Багреева в военную академию целиком зависит от результатов суда, который идет в Ростове-на-Дону. Но последние события в зале суда ставят под сомнение счастливый для Федорова исход дела. Если показания детей Кунгаевых подтвердятся, то подполковнику будет предъявлено куда более тяжкое обвинение - как минимум, соучастие в похищении человека, и прямо в зале суда он может быть взят под стражу. Тогда за дальнейшим ходом судебного заседания Иван Федоров вместе с Юрием Будановым будет наблюдать из клетки.

Пока же скамью подсудимых, где сидит Федоров, отделяет от скамьи пострадавших лишь узкий проход. Большей частью он безучастно слушает показания свидетелей. В перерывах судебных заседаний Федоров вместе с Будановым фактически дирижируют показаниями своих сослуживцев, которые формально остаются его подчиненными. Но когда Федорову не понравились вопросы Висы Кунгаева - отца убитой девушки, одного из свидетелей - лицо подполковника налилось кровью, и он в крайне грубой форме потребовал от него замолчать. Это требование сопровождалось угрозами. За пострадавшего вступился переводчик. Возникла перепалка. В результате судья вынужден был объявить перерыв, чтобы страсти поутихли.

Прокурор, представляющий государственное обвинение, в процессе почти не участвует. Это дало повод адвокату потерпевших Абдулле Хамзаеву заявить об отводе государственному обвинителю. Дело изобличения Юрия Буданова и Ивана Федорова в преступлениях вынужденно принял на себя адвокат потерпевших. С самого начала процесса Абдулла Хамзаев настаивает на переносе судебных слушаний ближе к месту совершения преступлений, вменяемых в вину Федорову и Буданову, в Ингушетию или Кабардино-Балкарию. Вот его аргументы:

Абдулла Хамзаев:

Уголовные дела о тяжких преступлениях, как правило, рассматриваются если не в самом районе происшествия, то, во всяком случае, в досягаемой близости. Для того, чтобы потерпевшая сторона и другое население собственными глазами убедились в том, что преступник понес наказание, а те, кто склонны совершать преступления, воочию убедились в том, что преступление не остается безнаказанным - это одна сторона вопроса. Другая сторона вопроса - что свидетели из Чеченской Республики, проживающие на территории Чеченской Республики, проезжая через десятки блок-постов, пока доедут хотя бы до территории Ингушетии, подвергаются всякого рода ограничениям. Для людей существует определенная опасность. Люди не только передвигаться в пространстве не могут, люди пребывают в опасности в собственном доме. Чеченцев сегодня на территории Российской Федерации отлавливают, как чернокожих беглых рабов отлавливали некогда в южноамериканских рабовладельческих штатах. Само пребывание лица чеченской национальности в аэропортах, в поездах - ну, в общем-то, определенный риск.

Владимир Долин:

Суд под председательством полковника Виктора Костина отклонил ходатайство адвоката потерпевших о переносе слушаний, но не исключил возможности возвращения к этому вопросу в будущем.

XS
SM
MD
LG