Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

От сессии ПАСЕ России следует ожидать лишь слов осуждения?


С Арчем Паддингтоном, сотрудником организации "Freedom House" беседует корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке Юрий Жигалкин:

Юрий Жигалкин:

Чем, по-вашему, может завершиться обсуждение положения на Северном Кавказе на заседании ПАСЕ в Страсбурге - очередным заявлением или конкретными мерами?

Арч Паддингтон:

Я думаю, что делегаты наверняка проведут дискуссии и дебаты, во время которых Россию обвинят в грубейшем нарушении прав человека в Чечне, но я не ожидаю ничего кроме слов осуждения - никаких конкретных акций. Дело в том, что никто на Западе не хочет коллапса России. Владимир Путин только что победил. Выборы продемонстрировали его серьезную поддержку в обществе. Многие западные лидеры заявили, что с ним можно работать. Вряд ли какая из западных столиц сейчас захочет быть слишком настойчивой в критике Москвы, хотя бы из-за желания не отдалять Россию от себя

Юрий Жигалкин:

Вам не кажется, что такое объяснение звучит цинично? Ведь, в конце концов, многие западные наблюдатели считают, что сейчас надо дать понять новому российскому лидеру, что его приверженность уважению прав человека и свободам - вещь принципиальная для дальнейших отношений Запада и России.

Арч Паддингтон:

Мне кажется, что сейчас в мире больше негодования по поводу нарушений прав человека, преследования диссидентов в Китае, чем по поводу ситуации в Чечне. И этот факт подтверждает многое. Принципиальное отличие, как и причина сдержанности, отчасти заключаются в том, что Россия сейчас - демократическое общество, в то время, как Китай - авторитарный режим. Москва под руководством Ельцина пошла на смелый эксперимент с установлением демократии. В России утвердилась относительно свободная пресса, часть которой как раз и пытается привлечь внимание к ситуации в Чечне. Я полагаю, что именно это стало препятствием в глазах многих людей и правозащитных организаций для начала широкомасштабной кампании против нарушения прав человека Россией, таких, как те, которые мы видели во времена "холодной войны". А только такие серьезные акции протеста могут заставить западные столицы действовать. Пока мы слышим лишь отдельные заявления, у России нет особых поводов к ним прислушиваться.

Юрий Жигалкин:

В понедельник одна из правозащитных групп в Париже призвала к организации международного трибунала, который рассмотрел бы поведение российских войск в Чечне, и эта группа заявила, что Борис Ельцин и Владимир Путин виновны в том, что они не отдали приказа остановить бомбардировки населенных пунктов. Насколько я понимаю, в первый раз заводится публичный разговор о возможной юридической ответственности России за то, что произошло в Чечне. Что может выйти из этого?

Арч Паддингтон:

Если такая идея не будет поддержана ООН, у нее нет никаких шансов на осуществление. Что может произойти - некие правозащитные группы объединят свои усилия и устроят скажем символический процесс... Два серьезных трибунала - в Боснии и Руанде, были созданы Советом Безопасности ООН. Пока Россия является его постоянным членом с правом вето, предложения о чеченском трибунале нереальны. Россия или Китай могут заблокировать любую инициативу в этом направлении.

XS
SM
MD
LG