Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Чечня окажется для Москвы непосильным бременем?


Ведущий программы "Liberty Live" Владимир Бабурин:

Одно из первых прямых подтверждений того, что Москва пытается найти политическое решение чеченского конфликта, это то, что российский министр иностранных дел признал, что Россия начала прямой диалог с непоименованными представителями чеченцев. Министр пообещал, что эти переговоры принесут конкретные результаты, но западные наблюдатели сомневаются. Наш корреспондент в Нью-Йорке Юрий Жигалкин беседует с Дэвидом Кремером - директором американского консультативного совета по общественной дипломатии.

Юрий Жигалкин:

Москва, наконец, пошла на шаг, к которому ее в течение месяцев призывали западные столицы и ведущие международные организации. Как вы считаете, насколько велика вероятность достижения политического урегулирования?

Дэвид Кремер:

Окончательное разрешение конфликта и политическое урегулирование, о котором сейчас может говорить Москва - понятия разные. Ядром финального политического урегулирования должно стать определение статуса Чечни. Мне кажется, что, по сути, эта война не изменила ничего. Чеченцы не хотят быть в составе России, и рано или поздно ей придется отказаться от надежды на сохранение Чеченской Республики в своем составе. Однако, очевидно, что в данный момент разговоров о таком исходе быть не может. Российская армия должна понести больше жертв. Общественное мнение в России должно в корне измениться, и только тогда Кремль будет готов к поиску принципиального политического урегулирования. Насколько трудным будет этот путь, можно предположить хотя бы по тому, насколько нежизнеспособными оказались Хасавьюртовские соглашения 1996-го года. Обе стороны не захотели или не смогли обеспечить своих обязательств. Пока же, я думаю, удовлетворенные своим реваншем за поражение в предыдущей войне российские генералы будут готовы подписаться под документом, устанавливающим, по сути дела, перемирие, прекращение огня. Но это - временное решение.

Юрий Жигалкин:

То есть, вы считаете, что последняя чеченская война ничего не изменила, и Россия потеряет Чечню, что и будет реальным политическим урегулированием?

Дэвид Кремер:

В конце концов, да, Россия неизбежно осознает, что сохранение Чечни в составе Федерации не в ее интересах. Чечня, скорее всего, окажется непосильным бременем для Москвы - этот конфликт уже приобрел характеристики партизанской войны, которую, как известно, выиграть невозможно, не уничтожив все население. Так что, по прошествию некоторого времени, когда обстановка станет яснее, можно ожидать начала реальных переговоров, которые могут закончиться предоставлением независимости Чечне.

XS
SM
MD
LG