Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Москве все же придется говорить с Масхадовым"...


Точка зрения только что вернувшегося с Северного Кавказа корреспондента Радио Свобода Олега Кусова:

С ним беседует Дмитрий Волчек.

Дмитрий Волчек:

Олег, генерал Манилов объявил сегодня, что "войсковая часть операции в Чечне завершена, поскольку разгромлены все крупные бандформирования". Это, кстати, противоречит его собственным заявлениям о том, что в горах российским войскам противостоят более 2 тысяч боевиков. Так можно ли говорить о том, что военные действия в Чечне сейчас могут прекратиться?

Олег Кусов:

Добрый вечер, Дмитрий. Слова генерала Манилова, скорее всего, преждевременны - он пытается выдать желаемое за действительное, поскольку ни для кого не секрет, что горы по-прежнему контролируются чеченскими вооруженными формированиями, в большинстве своем , на большинстве территорий. Это убедительно доказывают факты недавнего времени, когда под обстрелы попадали колонны российских военных. Что касается окончания войсковой стадии операции в Чечне, то здесь, конечно, на самом деле, все обстоит иначе - продолжаются массированные бомбардировки, авиация продолжает совершать свои боевые вылеты и бомбить чеченское пространство. Говорить о том, что войсковая часть операции закончена, просто не приходится.

Дмитрий Волчек:

Сегодня Сергей Ястржембский не исключил возможности проведения переговоров с Асланом Масхадовым при выполнении им ряда условий. Это - разоружение боевиков, прекращение сопротивления, выдача федеральным властям боевиков, которые находятся в федеральном розыске. Реально ли выполнение этих условий?

Олег Кусов:

Москва, несмотря на намеки последних двух дней, по-прежнему отказывается говорить с Асланом Масхадовым, и тем самым, по моему мнению, ставит под сомнение легитимность его полномочий в Чечне. Однако, в то же время, Москва выдвигает перед Масхадовым условия, которые под силу выполнить только фактическому лидеру Чечни - выдача террористов, сдача оружия, очистка Чечни от наемников.

Обращает на себя внимание, что все эти требования, за исключением прекращения сопротивления и сдачи оружия, были в свое время выгодны самому Аслану Масхадову. Так называемые "террористы-наемники" существенно ограничивали его власть на протяжении всего его президентского срока. Накануне войны Масхадов почти не контролировал Чечню. Он не мог влиять, например, на Удугова и Басаева, когда они пошли в поход на Дагестан. Его гвардейцы противостояли вооруженным группировкам исламских радикалов. Можно вспомнить Гудермес, июль 1998-го года, когда подразделение Сулима Ямадаева, которое входило в гвардию Масхадова, воевало против группировки радикальных исламистов, которых здесь называют ваххабитами, под командованием эмира иорданского происхождения Абдурахмана. Тогда применялись минометы и гранатометы, и Масхадов даже пытался привлечь Абдурахмана и его сподвижников к шариатскому суду.

Для того, чтобы помочь Масхадову избавиться от террористов и от радикалов, не надо было начинать полномасштабную войну против Масхадова. Надо было просто усилить его позиции в Чечне, а война ему сил не прибавила. Однако, Масхадов утверждает, что некоторые представители Москвы, напротив, усиливали его оппонентов. А теперь перед Масхадовым ставятся непосильные задачи.

Другое дело, что Масхадов, в целом, не справился со своими президентскими обязанностями в Чечне. Хочет он того или нет, он тоже несет ответственность за взрывы базаров и вокзалов, за похищения людей... Но все же говорить Москве придется только с Масхадовым, поскольку его своим лидером считают и простые чеченцы, и вооруженные. И этому я был свидетелем много раз.

XS
SM
MD
LG