Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Семена ненависти"... История женщины из могилы и комментарий Владимира Рыжкова

  • Савик Шустер

Программу ведет Савик Шустер. Приводится изложение статьи "История женщины из могилы", опубликованной в газете "Москоу Таймс". Комментирует депутат Государственной Думы России Владимир Рыжков.

Савик Шустер:

"Чечня - история женщины из могилы", - такой заголовок появился сегодня на первой полосе англоязычной газеты "Москоу Таймс". Это - единственная газета, выходящая в России, которая нашла в себе храбрость опубликовать такой материал и рассказать абсолютно чудовищную историю. С содержанием статьи вас познакомит Иван Воронцов:

Иван Воронцов:

"В последний раз Нуру Лулуеву видели в живых июньским утром: тогда мужчина в маске в военной полевой форме втащил ее с завязанными глазами и кричащую в боевую машину рядом с самодеятельным базаром в Грозном. Когда ее нашли 9 месяцами позже, повязка все еще была на глазах, были и сережки, по которым родственники сумели идентифицировать полуразложившееся тело, найденное в братской могиле в поселке "Здоровье" на окраине чеченской столицы. Лулуева, 40-летняя мать четырех детей - первая женщина, которая была идентифицирована среди почти 50 тел, обнаруженных в массовых захоронениях в прошлом месяце...

Прокурор Чечни Всеволод Чернов подтвердил, что среди найденных в "Здоровье" трупов были и женские, но отказался назвать их точное количество. До этого он утверждал, что почти все тела принадлежат мужчинам боеспособного возраста, и что это, вероятно, чеченские боевики или иностранные наемники. Но случай с Лулуевой подтверждает то, что говорили правозащитники - среди найденных тел много убитых мирных жителей - жертв внесудебных казней со стороны федеральных сил. "Моя жена поехала на рынок попробовать продать немного фруктов и заработать что-то для семьи, - рассказал ее муж - Саид-Авди Лулуев, во вторник группе журналистов. - Вот и все, в чем она провинилась. Я не хотел, чтобы она ездила в Грозный, слишком много блок-постов по дороге из Гудермеса, слишком много солдат..."

Нуру Лулуеву и ее двоюродных сестер Марху и Раису Гакаевых задержали утром 3 июня. "Когда их затаскивали в БТР, они так кричали, что жившие в соседних домах люди позвали местную милицию", - продолжает Саид-Авди. Через несколько часов, узнав о случившемся, он приехал в Грозный. "Милиционеры рассказали, что они пытались подойти к БТРу, но те, кто были в нем, показали какие-то документы, что они из спецслужбы, проводят специальную операцию, и милиции не надо вмешиваться. Потом они обстреляли милиционеров из крупнокалиберного пулемета и уехали", - объясняет муж погибшей. Последним местом, где крики женщин слышали (ремонтные рабочие), был двор комендатуры Грозного - с тех пор никаких следов...

Сам Лулуев раньше работал следователем в Екатеринбурге, и после исчезновения жены он стал проводить собственное расследование случившегося... Из УФСБ Чечни ему сообщили, что Лулуеву они никогда не задерживали. Из военной комендатуры Грозного не ответили вообще. Лулуев написал военному коменданту всей Чечни генералу Бабичеву и даже сумел с ним встретиться. "Моим приказам никто здесь не подчиняется. Все делают что хотят", - сказал ему генерал. Единственный, кто заинтересовался делом - местный прокурор Николай Шепель - как говорит муж погибшей, он пытался заставить подчиненных делать свою работу. "Но прошло 9 месяцев, и они даже не сумели установить номера БТРов, увезших Нуру, хотя я их узнал, благодаря своим связям в милиции", продолжает Лулуев. А 5 февраля ему сообщили о приостановке расследования по делу об исчезновении жены. Потом нашли братскую могилу в "Здоровье", родственники сходили проверить, нет ли там Нуры и ее двоюродных сестер, и еще через две недели трех женщин похоронили на семейном кладбище в деревне вблизи от Гудермеса.

Для представителя пророссийской чеченской администрации в Москве Шамиля Бено эти известия стали шоком: "Я знаю одно - ни Саид-Авди, ни Нура не имели никакого отношения ни к каким вооруженным группам", - заявил он во вторник в телефонном интервью...

Правозащитники говорят, что в минувшем году исчезновения людей стали в Чечне слишком обыденным делом. Глава офиса "Хьюмэн Райтс Вотч" в Москве Дитрих Лохман собрал материалы о почти 100 подобных случаях, "Мемориал" утверждает, что ему известно около 200, из тех 14, кого идентифицировали в "Здоровье", шесть, по словам сотрудника организации Олега Орлова, были в списке "Мемориала". По его данным, в "Здоровье" были найдены 54 тела, как утверждает прокуратура Чечни - 51, с учетом трех найденных раньше родственниками. 17, по данным прокуратуры, были идентифицированы. А остальные 34 промосковская администрация похоронила в субботу, не став дожидаться опознания. Как сказали в прокуратуре, было бы кощунством оставлять и дальше не преданными земле разложившиеся трупы.

Правозащитники подвергли критике захоронение неопознанных тел. "Насколько нам известно, был только один судебно-медицинский эксперт с резиновыми перчатками и скальпелем - вот и все. И так весьма трудно установить подлинную причину смерти и собрать улики для будущего суда. Абсолютно неадекватные действия в случае с этим массовым захоронением показывают, что российское руководство не хочет проводить расследования всерьез", - заявил Дитрих Лохман из "Хьюмэн Райтс Вотч", добавив, что его организация будет требовать международного расследования. Прокуратура возбудила дело, но Чернов отказался от комментариев по поводу его развития. А Лулуев уверен: "Правительство сделает все, чтобы виновные не были найдены, а правда не стала известна", - пишет "Москоу Таймс".

Савик Шустер:

В прямом эфире Радио Свобода депутат Государственной Думы России Владимир Рыжков. Владимир, у меня к вам вопрос как у отца к отцу. Вот Саид-Авди Лулуев - у него четверо детей. Сейчас он знает примерно историю своей жены. Вот как этих четверых детей воспитывать?

Владимир Рыжков:

Это, конечно, чудовищная совершенно история. Она просто показывает, что очень часто происходит в Чечне, какие зверства. В этой истории хорошо одно: что этот факт установлен. И очень хорошо, что он предан гласности. Я думаю, что теперь уже невозможно замолчать этот факт и не провести хоть какое-то расследование. После такой публикации попытка скрыть следы, избежать расследования и поиска виновных просто невозможна - ни в России, ни в международном сообществе...

Если же говорить о детях, то перед началом передачи я делился своими впечатлениями от истории с басками - я только что был в Наварре, и буквально в те дни, когда там был убит очередной испанский полицейский. И испанцы говорили, что нынешняя баскская молодежь настроена гораздо более радикально-экстремистски, чем это было, скажем, 10-15 лет назад. То есть, вместо того, чтобы приближаться к решению проблемы, идет ее эскалация, и никто не знает, что с этим делать... Я очень боюсь, что в результате двух чеченских войн в Чечне вырастет такое поколение, которое в принципе будет не в состоянии вести какой-либо диалог, которое будет знать только один язык - язык автоматов, мин, боезарядов, язык динамита. Потому что мне кажется, что дети, особенно - сыновья, которые знают, что их мать была жестоко убита, никогда не смогут с этим примириться - кто бы это ни был - русский, чеченец, украинец - это простить невозможно, и эти семена ненависти, которые сейчас там сеются... А надо сказать, что они сеются с обеих сторон, я думаю, что немало и русских матерей... русских детей, ребятишек, которые потеряли отцов там, и которые никогда тоже не простят. И, конечно, надо сделать все для того, чтобы расследовать этот эпизод, чтобы установить остальных погибших, надо сделать все, чтобы найти виновных и наказать их, потому что иначе эти семена ненависти прорастут новыми смертями новой кровью.

XS
SM
MD
LG