Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Известные московские политики-чеченцы


(Смотри также материал: "О расстановке военно-политических сил в Чечне")

Рустам Калиев:



Московские политики-чеченцы в большинстве своем имеют вполне тривиальные интересы в бизнесе. Многие из них достаточно известны: это экс-спикер Верховного Совета России Руслан Хасбулатов, владелец "Русского Лото" Малик Сайдуллаев, депутат Государственной Думы России от Чечни Асланбек Аслаханов и другие. Они знакомы широкой общественности, но в то же время малопонятны.

Бывший председатель Верховного Совета России Руслан Хасбулатов, считающий себя наиболее информированным и компетентным специалистом в решении чеченских проблем, явно непопулярен в чеченском обществе. Вообще, трудно сказать, где менее серьезно относятся к Хасбулатову: в Чечне, или в России, однако, очевиден факт: возможности влиять на ситуацию в республике у профессора Хасбулатова ничтожно малы. Тем не менее, это не мешает амбициозному ученому-политику настойчиво предлагать себя в лидеры чеченской нации. При этом господин Хасбулатов убежден, что он должен быть назначен на эту роль российским президентом.

Не менее амбициозен и хозяин "Русского Лото", называющий себя "главой Госсовета Чечни" Малик Сайдуллаев - еще один претендент на роль лидера нации. Перед началом второй чеченской войны Сайдуллаев имел неплохой рейтинг в разрушенной Чечне, однако, вскоре после его первых выступлений в прессе в качестве главы пророссийского Госсовета - организации, существовавшей исключительно на бумаге, былой рейтинг Сайдуллаева растворился, не оставив и следа. В Чечне убеждены в его политической смерти. Искусно распространенный недавно в российских средствах массовой информации миф о его принадлежности к английской разведке, что, по мнению его пиарщиков, должно было придать образу Сайдуллаева загадочность, интерес в чеченской среде к нему не вернул. Его многочисленные уверения, что десятки чеченских полевых командиров готовы сдаться лично ему, вызвали недоумение практически у всех влиятельных чеченских военных, и они не склонны воспринимать его всерьез. Тем не менее, от Малика Сайдуллаева в российском руководстве полностью не отказались, и он остается в списке запасных.

Депутат Госдумы от Чечни Асланбек Аслаханов часто говорит о своем нежелании быть руководителем Чечни. Впрочем, Аслаханов ни разу и не получал такого рода предложений от руководства страны. В то же время, к нему достаточно серьезно относятся в Чечне, в том числе и нынешний президент республики Аслан Масхадов. Однако, его слабая сторона заключается в полном отсутствии рычагов влияния на российскую власть. Поэтому функции Аслаханова в качестве депутата сводятся к осуждению насилия в Чечне и призывам начать мирный диалог с Масхадовым. Продуктивности в такой работе немного, но это обеспечивает ему трибуну для осуждения творимого в Чечне беспредела, что, в свою очередь, способствует поддержанию образа значимости и влиятельности депутата и оказывает некоторую пользу Чечне.

Бывший председатель Верховного Совета Чечено-Ингушетии, а ныне - российский посол в Танзании Доку Завгаев, на первый взгляд, вообще не вмешивается в чеченский вопрос. На самом деле, интересы дважды изгнанного из Чечни Доку Завгаева лежат на юге России, может быть, в большей степени, чем в Африке. Завгаев является сторонником объединения Чечни и Ингушетии в одну республику - естественно, под его руководством. Учитывая его серьезное лобби в Москве, а также существующие в администрации настроения сократить число субъектов Федерации путем объединения ряда субъектов и областей, такой поворот событий представляется не таким уж и фантастическим. Если говорить о последствиях, то это уверенный шаг в сторону чеченской войны на неопределенно долгое время. Команду Завгаева возглавляет бывший вице-премьер России Николай Кошман, а также братья Арсамаковы, владеющие группой московских банков "Стайл Банк", "Универсал Банк" и "Московский Индустриальный Банк".

Одним из наиболее экстравагантных кандидатов, жаждущих говорить от имени чеченского народа, справедливо можно назвать лидера мифического общественно-политического движения "Адамалла" Адама Дениева. В 1997-м году он даже зарегистрировал в Москве открытое акционерное общество под названием "Правительство Чеченской Республики". На родине его называют "чеченским Жириновским". В Чечне он приобрел известность после того, как следствие по делу об убийстве шести врачей "Красного Креста" осенью 1996-го года в селении Старые Атаги назвало его имя в числе организаторов преступления. Но российские правоохранительные органы отказались призвать к ответственности Дениева, проживавшего к тому моменту в Москве. Имя Адама Дениева прозвучало и в связи с задержанием в Чечне корреспондента Радио Свобода Андрея Бабицкого. Тогда был имитирован процесс передачи Бабицкого, якобы, чеченским боевикам, в роли одного из которых выступил младший брат Адама Дениева Гази-Магомед Дениев. У Дениева достаточно серьезные покровители в среде российских спецслужб, для которых он представляет интерес как полностью контролируемое лицо, что важно в работе любых спецслужб. В Чечне он выполнял черновую работу для ФСБ, никогда этого, кстати, не отрицая, и на этом поприще у него в республике конкурентов практически нет.

Еще один персонаж - Саламбек Хаджиев. Он держится в этом списке особняком. Хаджиев однажды уже был использован российским руководством для расчистки дороги в Чечню бывшему партийному руководителю Чечено-Ингушетии Доку Завгаеву и вряд ли желает повторять эту ошибку еще раз. Хаджиев - один из наиболее опытных и искушенных в политических интригах чеченских политиков. Обладая опытом административного управления, тяготеющий к диалогу с воюющей чеченской стороной Хаджиев неоднократно получал предложения возглавить параллельную масхадовской администрацию Чечни, но отказался от такого рода предложений. Интересно, что Хаджиев не вызывает резкой неприязни в среде чеченских бойцов.

XS
SM
MD
LG