Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Не важно, кто снял показанную телекомпанией «N-24» пленку! Главное то, что сама пленка совершенно правдива


Программу ведет Петр Вайль. Приводится беседа Елены Коломийченко с сотрудником немецкой телекомпании «N-24» Хендриком Нидерхофом.

Петр Вайль:

Сегодня российское информационное агентство «ИТАР-ТАСС» распространило сообщение, в котором содержится ряд претензий к Радио Свобода. В частности, цитирую: « Знаменитая история с подтасовкой так называемого документального телерепортажа из Чечни, за который немецкой телекомпании пришлось уволить его автора: суть материалов Радио Свобода на эту тему до сих пор сводится к тому, что фальшивка была «как бы правильной», потому что то, что напридумывал Франк Хефлинг, якобы, было в принципе возможно». Франк Хефлинг - это корреспондент немецкой телекомпании «N-24». Вот с этой ситуацией попыталась разобраться наш корреспондент Елена Коломийченко.

Елена Коломийченко:

Для того, чтобы разобраться в этой истории, я обратилась с вопросами к Хендрику Нидерхофу, который в телекомпании «N-24», принадлежащей коммерческому каналу «PRO 7», руководит иностранными корреспондентами.

Господин Нидерхоф, скажите пожалуйста, почему был уволен ваш корреспондент Франк Хефлинг. Сомневаетесь ли вы в подлинности представленных видеодокументов?

Хендрик Нидерхоф:

Для начала мы хотим подчеркнуть, что речь не идет о фальшивке. Кадры были подлинные, и это Кремль подтвердил. Корреспондент Франк Хефлинг, однако, сделал непростительную ошибку: он утверждал, что присутствовал при их съемке. Это было неверно. И мы были вынуждены бессрочно уволить Хефлинга, потому что мы должны быть уверены в наших корреспондентах, в том, что они рассказывают правду и ничего кроме правды. Господин Хефлинг не выполнил это правило, у нас не оставалось иного выбора. Причины этого - об этом можно спорить. Господин Хефлинг стоял перед моральной дилеммой. Он полагал, что это - единственный способ обратить внимание на ситуацию в Чечне, единственная возможность принудить Кремль отреагировать, принудить его признать подлинность этих кадров, что и произошло. Хефлинг знал, что он своим личным решением лишит себя работы и дорого заплатит за это, но он был в таком моральном положении, что он решил, что он может идти только этим путем. И мы, как станция, тоже реагировали однозначно: если мы не можем быть на 100 процентов уверены в том, что наши журналисты говорят правду в мелочи, в каждом нюансе, то тогда у нас не остается иного выбора.

Елена Коломийченко:

Но сами кадры, которые были показаны многими телеканалами - они подлинные?

Хендрик Нидерхоф:

В этом мы не сомневаемся, у нас есть материал, там гораздо больше кадров, чем было показано по телевидению, у нас нет сомнения в их подлинности. И мы всегда говорили, что мы не знаем, кто убил этих людей, и мы не знаем, пытали ли их, мы не знаем, были ли эти уши отрезаны до смерти или после. Если бы это было до убийства, то это были бы признаки того, что людей пытали, если это случилось после смерти, то может быть, солдаты после того, как эти чеченские бойцы погибли в бою, в качестве трофеев отрезали им уши. Я думаю, что в обеих случаях это признак того, как в Чечне обстоит дело с моралью и отношением к людям, если это сделали российские войска, и даже если и нет. Есть, однако, разница - пытают людей, или уродуют их после смерти. У нас сейчас нет ответа на эти вопросы, поэтому мы продолжаем требовать и надеемся, что независимые наблюдатели, эксперты, смогут приехать в Чечню и провести расследование: имели ли место расправа, расстрел или, допустим, пытки. Этого мы сейчас не можем сказать уверенно. Но есть свидетельства, они были и до репортажа Франка Хефлинга, и единственная возможность проверки - приезд независимых экспертов. Журналистам работать в Чечне очень трудно. Территория заминирована. Можно въехать туда только в сопровождении российских солдат. Они, естественно, показывают только то, что хотят показывать, и как трудно сообщать оттуда, и с какими опасностями это сопряжено, показывает, наконец, и судьба вашего коллеги Андрея Бабицкого, который, к счастью, опять на свободе.

Петр Вайль:

Подведем итоги: пленка, показанная всеми телекомпаниям мира, начиная с компании «Би-Би-Си», затем НТВ и другими российскими телекомпаниями, подлинная. Снял ее не Франк Хефлинг. Это признают его руководители. Это - второе. Третье: Франк Хефлинг, по всей видимости, поступил самоотверженно, понимая, что он рискует своей профессиональной репутацией во имя гуманитарных целей. Четвертое: утверждения Сергея Ястржембского о том, что эта пленка - «фальшивка года» фальшивые. Это - неправда. Сама пленка совершенно правдива, и это - главное. По сути дела, совершенно неважно, кто ее снял - Франк Хефлинг или Олег Блоцкий - корреспондент «Известий». Важно, что то, что на ней показано, а именно: массовые убийства чеченцев, это - правда!

XS
SM
MD
LG