Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Саммит в Лиссабоне и проблема Чечни в ее международном контексте

  • Александр Батчан

Ведущий программы "Liberty Live" Александр Батчан обсуждает с обозревателем Радио Свобода Львом Ройтманом трехстороннюю встречу США-Россия-ЕС на уровне министров иностранных дел, происходящую в Лиссабоне.

Александр Батчан:

Лев, прежде всего, в таком формате эта встреча проводится в первый раз?

Лев Ройтман:

Да, действительно в этом формате встреча проводится в первый раз. Ее проводит так называемая "тройка", а фактически - четверка дипломатов. Это - министр иностранных дел Португалии Гама, поскольку Португалия является сейчас по ротации полугодовым председателем в учреждениях ЕС, министр иностранных дел Франции Ведрин, поскольку Франция - следующий председатель ЕС, и Хавьер Солана, который в прошлом году был после своего пребывания в должности Генерального Секретаря НАТО назначен Уполномоченным ЕС по координации внешней и оборонной политики. Еще участвует Крис Паттен - так называемый Комиссар ЕС по внешней политике, и впервые встречаются в этих дипломатических порядках руководители внешнеполитических ведомств США и России с ведущими внешнеполитическими чиновниками тройки ЕС. Чего можно ожидать от этой встречи? В общем, вежливого дипломатического разговора. Подобная встреча проводится в первый раз и понятно, что среди дипломатов, как сказал Иванов, который хорошо это предчувствует, резких выражений не будет - так вот их действительно не будет. Но они и не нужны, потому что достаточно остра сама проблема, с которой Россия должна что-то решать и что-то предпринимать. Это - проблема нарушений прав человека в Чечне, проблема так называемых фильтрационных пунктов, проблема обращения с гражданским населением, проблема беженцев, и здесь есть о чем разговаривать - это не внутреннее дело России. Россия как будто бы дает согласие на присутствие международных наблюдателей. Естественно, в Лиссабоне представители ЕС будут настаивать на том, чтобы этими международными наблюдателями были их представители, в то же время российский министр иностранных дел говорит что "мы не возражаем, но это должны быть представители не ЕС, а Совета Европы". Быть может, Совет Европы был бы уместен, так как Россия является его членом.

Александр Батчан:

Накануне приезда в Лиссабон Крис Паттен действительно довольно жестко высказался по поводу российских действий в Чечне, имея, прежде всего, в виду гуманитарную катастрофу с гражданским населением. С другой же стороны у американской внешней политики сейчас явно другие приоритеты: переговоры по ратификации Договора СНВ-2, а также Вашингтон хотел бы уговорить Москву не возражать против модификации Договора по ПРО, что в свою очередь нужно американским политикам, и демократам, и республиканцам в преддверии президентских выборов. Чего может ввиду этого достичь такая встреча, учитывая уже прозвучавшие заявления американской администрации относительно того, что "с Путиным можно иметь дело"? Эти заявления подвергались критике и правозащитниками, и некоторыми ключевыми политиками, в том числе и сенатором Байденом. Но, тем не менее, у американской политики довольно жесткая линия не идти на конфликт с Москвой.

Лев Ройтман:

Я сразу бы вынес за скобки заявление о том, что с Владимиром Путиным можно иметь дело. Это - парафраза заявления знаменитого Маргарет Тэтчер о том, что с Горбачевым можно иметь дело. Исторически она явно неуместна, но есть и чисто дипломатический аспект этой формулы: невозможно себе представить, чтобы кто бы то ни было на дипломатическом паркете после встречи с и.о. президента России заявил, что с ним дело иметь невозможно. Поскольку это невозможно, то и заявления о возможности иметь дело с Путиным должны быть вынесены из контекста всех возможных тем, которые представляют взаимный интерес и подлежат обсуждению между США и Россией. Что касается вооруженческих договоров - СНВ-2 и Договора по ПРО, то они являются унаследованными Россией и США от прежних российских администраций, при новой администрации они будут решаться через Государственную Думу. Что касается проблемы сохранения добрых отношений с будущим российским президентом, то проблема имеет только однозначное решение - они должны быть хорошими, что отнюдь не означает, что западные государственные деятели и западные политики могут пренебречь сегодня западным общественным мнением, мнением своих законодателей. В Конгрессе США, в частности, в Сенате приняты две жесткие резолюции по Чечне, и никто в США не способен это игнорировать, да и не помыслит об этом. Если мы также вспомним, что Альберт Гор, который намерен стать в будущем президентом США, а ныне является вице-президентом, в последние дни резко высказался по Чечне, то мы понимаем, что одно дело то, что за скобками можно иметь хорошие отношения и вести переговоры с Путиным, а другое дело - в контексте. Этот контекст удручает, он - массированные нарушения прав человека в Чечне, и это должно обсуждаться и будет обсуждаться, ибо иного сегодня не позволяет западное общественное мнение.

Александр Батчан:

Лев, коротко: ситуация в Чечне будет обсуждаться в Лиссабоне на очень сложном фоне происходящего в Югославии. Там конфликт еще не завершился, и для американской администрации и Запада очень важно привлекать Россию к решению этого вопроса. Как мы знаем, с кризиса в Югославии и началось шовинистическое возрождение российских военных, которое и привело к тому, что происходит в Чечне. Как вам кажется, насколько осложнит ведение переговоров по Чечне то, что происходит в Югославии - американцы и НАТО все-таки хотели, чтобы Россия активно участвовала в установлении мира?

Лев Ройтман:

Я полагаю, (это моя личная точка зрения, я могу подкрепить ее только собственными соображениями), что позиция Россия по Югославии была давно сформулирована: она говорит, что у нее есть собственные интересы, которые подчас оказываются отличными от интересов западного сообщества. Россия эти интересы будет отстаивать так же, как она отстаивала их раньше, независимо от западной позиции по Чечне, а Запад будет, в свою очередь, действовать так, как он раньше действовал. Если Россия поддерживает западную позицию, то это очень хорошо, а если нет, то это не очень страшно. Как было - так и будет. Таково мое глубочайшее убеждение.

XS
SM
MD
LG