Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Пояснение к Чечне" - статья Мэдлин Олбрайт


"Пояснение к Чечне" - статья Госсекретаря США Мэдлин Олбрайт в американской газете "Вашингтон пост".

"В России в разгаре историческая президентская кампания и кровавая военная кампания в Чечне, которая столь шокировала международное общественное мнение. Очевидно, что американские политики не могут принимать чью-либо сторону в предвыборной российской политике, но должны одновременно с полной ясностью показывать, что мы против этой жестокой, бесполезной войны.

И все же есть мнение, что администрация Клинтона поддерживает кандидатуру исполняющего обязанности президента Владимира Путина, и что мы стесняемся критиковать Россию за то, что происходит в Чечне. На самом деле все иначе. Американские официальные лица, начиная с президента Клинтона, говорили, что Путин - способный и энергичный человек, знающий руководитель, ясный и прямой, сказавший уже несколько положительных вещей по поводу экономических реформ, правопорядка и контроля над вооружениями. Все это - простая констатация фактов, но никак не поддержка его кандидатуры.

Мне самой иногда бывает трудно совместить две основные нити биографии господина Путина. С одной стороны, он ассоциируется с экономическими реформами в Санкт-Петербурге. С другой, он провел большую часть своей сознательной жизни в КГБ и руководил сверхразрушительной военной кампанией в Чечне. Российские политические комментаторы сами не могут сложить воедино эти факты, задавая вопрос: действительно ли Путин хочет построить общество законна и правопорядка или для него предпочтительнее то, что я бы назвала "Порядком" с большой буквы "П".

Мне кажется, что если пытаться ответить на этот вопрос сейчас, то это вряд ли что-то даст - потому что на самом деле мы не можем знать ответа на него; потому что нам придется иметь дело с поступками Путина, а не с тем, что у него на уме; потому что наша задача - влиять на то, что он делает посредством того, что делаем и говорим мы сами.

Ни по какому другому вопросу для нас не было столь важно высказать нашу ясную позицию, как по Чечне. Мы уважаем территориальную целостность России и не ставим под сомнение ее право бороться с терроризмом на своей собственной земле. Но там, где российские действия заслуживали критики, мы не стеснялись в выражениях.

Когда в прошлом году в сентябре бомбы сровняли с землей два жилых дома в Москве, мы предупреждали, что произошедшее не должно стать поводом для ущемления гражданских свобод. Когда российские войска в октябре прошлого года разбомбили рынок в Грозном, я сама назвала этот акт "зловещим и прискорбным". Когда в результате военной кампании все возрастающее количество жертв среди мирного населения приобрело масштабы жестокости, мы сказали, что безразборное применение силы российской армией "непростительно, и мы осуждаем его".

В ноябре во время Стамбульской встречи на высшем уровне, президент Клинтон, сидя напротив Бориса Ельцина в присутствии всех европейских лидеров, сказал ему, что Россия не может рассматривать эту войну как свое внутреннее дело. После того, как в январе пропал корреспондент Радио Свобода/Радио Свободная Европа Андрей Бабицкий, мы заявили, что российское правительство в ответе за его судьбу и призвали его "положить этому конец". В феврале наш доклад по правам человека в деталях описывал ужасные последствия этой войны для человеческой жизни.

Когда "Human Rights Watch" опубликовала результаты расследования массовых убийств в Грозном, мы призвали провести полное и открытое расследование - с участием международных наблюдателей, и наказать виновных. Позволю себе заметить, что из-за подобных заявлений Российское министерство иностранных дел обвинило Госдепартамент в том, что он занимается "информационным терроризмом". Я лично сказала исполняющему обязанности президента Путину, что только в том случае, если Россия расследует эти обвинения до конца, ей поверят, что она придерживается взятых на себя международных обязательств. Такое же ясное и жесткое послание содержится в письме президента Клинтона о Чечне, направленном на прошлой неделе. И я поставила этот вопрос первым в повестку дня переговоров с министром иностранных дел Игорем Ивановым в Лиссабоне в прошлую пятницу.

Я слышала, говорят, что администрация не подвергает Россию критике из-за того, что это подорвет перспективы переговоров по контролю за вооружением. Мы на самом деле работаем над этим вопросом и, по существу, прошлой осенью достигли основного соглашения по обычным вооруженным силам и вооружениям в Европе. Оно было подписано на той же встрече, на которой президент Клинтон выразил свое отношение к войне в Чечне. Но если бы мы сдержали наш удар по вопросу Чечни, если бы мы не высказали нашу позицию, то это бы противоречило американским принципам и интересам, и мы на это не пойдем.

Не важно, к каким соглашениям мы стремимся прийти по другим вопросам, мы должны показать России, что эта война - а военные потери на прошлой неделе доказывают, что она далека от завершения, - должна быть разрешена политическими, а не военными средствами. Неспособность России признать этот факт приведет лишь к еще большей ее изоляции. И чтобы нас поняли, мы будем и впредь именно так стоять на своей позиции".

XS
SM
MD
LG