Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Противоречивые сведения о ситуации в селе Комсомольское. Голод в хуторе Дурцхоти


Хасин Радуев, Ингушетия:

Из Комсомольского поступает противоречивая информация. По одним данным продолжаются ожесточенные бои. По другим - отряд Гелаева разгромлен и идет так называемая "зачистка". Однако, по свидетельствам жителей соседнего села Мартан-Чу Комсомольское по-прежнему подвергается обстрелам из артиллерии и танков, слышна автоматная и пулеметная стрельба. Мария Висаева- женщина лет 45, из Комсомольского ушла в соседнее Мартан-Чу, и оставив там семью сегодня приехала за продуктами в Ингушетию. Она говорит, что некоторые мирные жители еще остаются в подвалах своих домов, и что именно их российские военнослужащие принимают теперь за боевиков. Как бы то ни было, российские подразделения вплотную подошли к южной окраине села, попутно проводя так называемую "жесткую зачистку". По официальным данным захвачены в плен или задержаны 56 человек. Но это число может возрасти, когда будет поставлена окончательная точка в этой операции, которая длится уже 10 дней.

К сожалению, информация о том, что происходит в Чечне, особенно в зоне боевых действий, приходится получать со слов очевидцев, которые по разным причинам пересекают чечено-ингушскую границу. Небольшой хутор Дурцхоти находится в Веденских горах недалеко от села Сельментаузен. Проживает здесь около 400 человек. Все эти люди переживают настоящую трагедию: в хуторе начался голод. В начале февраля через него прошел один из чеченских отрядов, покидающих Аргунское ущелье. Хутор заблокировали российские войска, и с тех пор отсюда практически никто не вышел. О бедственном положении хутора стало известно случайно: 11 марта родственники погибшего между Улус-Кертом и Сельментаузеном чеченского бойца Халиса Саламханова договорились с российскими военными и отправились искать его труп.

Времени на поиски им дали немного - всего один час. Пригрозили, что через час начнут артобстрел. В такой ситуации помочь могли только люди, хорошо знающие местность. Поэтому веденцы направились в хутор Дурцхоти. Так как на руках была соответствующая бумага, солдаты пропустили их сквозь кольцо окружения. Жители хутора попросили гостей передать на "большую землю" сигнал бедствия. Продукты здесь давно кончились. Часть скотины погибла под бомбежками, другую пришлось забить. Осталось лишь несколько лошадей и немного овса. Чеченского бойца его родственники не нашли, но они сумели собрать и вывезти 41 труп чеченцев. По свидетельству жителей хутора Дурцхоти, в Аргунском ущелье и Веденских лесах остаются лежать еще около 400 погибших чеченских бойцов. Возможно, среди них есть и трупы российских солдат.

Жительница Ведено Тамара Халидова, которая рассказала мне эту историю, специально приехала в Ингушетию, чтобы донести до людей бедственное положение жителей высокогорного хутора. Такие сигналы бедствия в виде записок на листочках школьных тетрадей еще совсем недавно на чечено-ингушской границе журналистам передавали из Дубай-Юрта, Хорсеноя, Ца-Ведено, Шатоя и других населенных пунктов, распложенных в горах Чечни.

XS
SM
MD
LG