Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Американский эксперт о перспективах проведения выборов президента России в Чечне


Ирина Лагунина, Вашингтон:

Ведущий программы "Liberty Live" Владимир Бабурин: О том, насколько возможно сейчас организовать проведение президентских выборов в Чечне, наш вашингтонский корреспондент Ирина Лагунина разговаривала с директором стратегического планирования Фонда "Евразия" Фионой Хилл:

Ирина Лагунина:

Вероятно, для того, чтобы проводить президентские выборы в Чечне, надо сначала ответить на вопрос, а можно ли их провести в принципе в таких обстоятельствах?

Фиона Хилл:

Я не представляю себе, как можно их провести. Не думаю, что возможно провести свободные и честные выборы, которые отвечали бы международным стандартам, в разгар войны. Особенно если учитывать тот факт, что население так распылено, большинство находится в лагерях беженцев в Ингушетии, и никто не знает, где остальная часть - в Грозном, в каких-то селениях. Мне не кажется, что там можно провести выборы.

Ирина Лагунина:

Но если выборы все-таки состоятся, то какое влияние это может оказать на чеченское население?

Фиона Хилл:

Не знаю, смогут ли они серьезно воспринимать эти выборы. Конечно, это выглядит абсурдно, если учесть, что Россия и Чечня находятся в состоянии войны, необъявленной войны, конечно. Но, тем не менее, это состояние войны, и при этом чеченское население должно выбирать российского президента. Вероятно, ведь, они будут голосовать по тому же списку, как и население Российской Федерации. Но окончательный статус Чечни в составе Российской Федерации так и не решен. В предыдущей войне, в 96-м году, там тоже проводились парламентские и президентские выборы. В то время в Чечне существовало марионеточное правительство Доку Завгаева, которое создавало хоть какую-то видимость государственной структуры. Сейчас и этого нет. Но и в тот раз на выборах присутствовала миссия наблюдателей ОБСЕ, и ОБСЕ вынесла заключение, что эти выборы были несвободными и нечестными, даже несмотря на то, что тогда проголосовали 58 процентов чеченского населения. Но опять-таки, они голосовали в лагерях беженцев, были сообщения о том, что в голосовании принимали участие военнослужащие и много информации о том, что в ходе выборов были нарушения. Так что я действительно не вижу, можно ли сейчас провести выборы так, чтобы они имели смысл.

Ирина Лагунина:

Но если выборы не состоятся, то это тоже, с какой-то точки зрения, плохо. Это оставит чеченцев в стороне от остального российского общества, выкинет их из государственной российской жизни?

Фиона Хилл:

Да, это дилемма. Но сейчас чеченское население в любом случае отторгнуто от Российской Федерации. Если бы была надежда на то, что Чечня стремится остаться в составе России, тогда бы был смысл в том, чтобы они приняли участие в этих выборах. Но в нынешней ситуации трудно представить, как этого добиться - без разрешения вопроса о статусе Чечни, без урегулирования конфликта, и без того, чтобы население хоть как-то вернулось к нормальной жизни.

XS
SM
MD
LG