Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Чечне начались выборы президента России. Не каждый солдат, который голосует сегодня, может дожить до 26 марта


Андрей Бабицкий комментирует репортаж Юрия Багрова из Чечни, из окрестностей Урус-Мартана. Программу ведет Владимир Бабурин.

Юрий Багров:

Сегодня во всех воинских частях, находящихся на территории Чечни, начались выборы президента Российской Федерации. Мне довелось наблюдать процесс голосования в одной из воинских частей, дислоцированных в окрестностях Урус-Мартана. Прибывшие на армейском "УАЗике" два офицера, как потом мне удалось узнать, один из них был из отдела агитации и пропаганды, а другой - из военного отдела ФСБ, выстроили личный состав части. "Каждый из вас должен поставить крестик в квадрате против любого из кандидатов. Работаем в темпе, у нас мало времени", - произнес капитан ФСБ. Вся процедура голосования заняла не более 30 минут. За эти полчаса проголосовали 42 военнослужащих - весь личный состав данного подразделения.

Как потом мне признались солдаты, многие из них даже толком и не успели рассмотреть фамилии кандидатов в президенты, и, чувствуя взгляд в спину высокого начальства, поставили крестик в первом попавшемся квадрате. Российские военные, по моему впечатлению, за несколько месяцев войны стали равнодушны к политическим деятелям России. Если на первом этапе кампании большинство офицеров связывало свои надежды с молодым и энергичным и.о. президента Владимиром Путиным, то затяжное противостояние в Чечне заставило многих разочароваться в политике Кремля. Выборы президента России стали для боевого подразделения, в котором я нахожусь, "галочным" мероприятием, а от всех кандидатов в президенты России офицеры, по всей видимости, хотели услышать одно: каким образом чеченскую проблему можно решить, не прибегая к помощи военных. Но как признаются сами военнослужащие, вразумительного ответа они не услышали ни от одного из них.

Владимир Бабурин:

Андрей, ваши впечатления о ситуации в Чечне, изменилась ли она с той поры, как вы были вынуждены покинуть республику?

Андрей Бабицкий:

Нет, она существенно не изменилась. Война продолжается по затухающей и потом вновь поднимающейся парадигме, и я думаю, что эта ситуация останется без изменения еще длительное время. Гораздо любопытнее начавшиеся в Чечне выборы. Последний материал Юрия Багрова говорит о том, что для многих военнослужащих это - формальное мероприятие, поскольку свои надежды они уже не связывают с Путиным - надежды на скорое окончание войны, на то, что действительно была избрана верная стратегия, и политические решения полностью были скоординированы с военными.

На прошлой войне, насколько я помню, большинство военнослужащих, с которыми мы разговаривали на президентских выборах, отдавали свои симпатии Жириновскому - тогда им казалось, что Ельцин предал армию, не дав ей довоевать, не дав ей одержать победу. Сегодня, по всей вероятности, армия уже не так рассчитывает на победу, а рассчитывает на окончание войны вне зависимости от конкретного результата. Ни армия, ни Россия, кажется, уже не понимают, когда, наконец, завершится та военная операция, которую российские политики пообещали завершить в самое короткое время. И еще мне кажется, что не так важно, как будут голосовать солдаты - мы слышали, что они голосуют, ставя крестик в любой попавшийся квадратик. Гораздо важнее то, как будет голосовать российское общество, глядя на чеченскую войну. Оно должно отдать себе отчет, что далеко не каждый солдат, который голосует сегодня, может дожить до 26 марта.

Владимир Бабурин:

Андрей, сегодня показывали поездку Владимира Путина по Подмосковью. Он сказал примерно следующее: "Вы видели Салмана Радуева - он не похож на террориста. Это - какое-то животное. Мы всех их такими сделаем". - Я не ручаюсь за дословность цитаты, но смысл передаю правильно. Как вы считаете, это сигнал, что операция должна быть еще более жесткой и жестокой, что мы видим на примере Комсомольского, или это - привычная риторика и.о. президента, типа "замочить в сортире", "порвать", "кто нас обидит - трех дней не проживет"?

Андрей Бабицкий:

Мне кажется, что это - риторика большинства российского общества, которое привыкло по результатам широкой пропагандисткой кампании смотреть в Чечню, как в зверинец, и находить там одних животных. Я думаю, что в Чечне есть преступники, бандиты, террористы, мы никогда, кажется, этого не отрицали, но там не одни животные, но есть и люди, и, кажется, и.о. президента об этом забыл очень давно и вряд ли когда-нибудь вспомнит.

XS
SM
MD
LG