Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Выборы в Чечне и здоровье чеченских избирателей

  • Владимир Долин

Владимир Долин, Ингушетия:

Кажется, начиная войну в Чечне российские силовики просто не думали о том, что сотни тысяч людей будут искать спасения от бомб снарядов и так называемых "зачисток" в соседних регионах. Никто не позаботился о том, чтобы чеченским беженцам в Ингушетии была оказана в полном объеме так необходимая им медицинская помощь. А ведь еще до начала второй кавказской кампании положение со здоровьем населения Чеченской республики достигло критической черты. Рассказывает врач-педиатр Лариса Хайсумова, которая ведет прием в палаточном городке беженцев в Карабулаге.

Лариса Хайсумова:

Не то, что участились только случаи хронических заболеваний и наследственных пороков развития, но даже и хромосомные заболевания, то что на генетическом уровне, чего мы ждали через 10-15 лет опасались и того, что это будет... Это было еще в Грозном. Я считаю, что это связано в большей мере с экологией . А сейчас, я думаю, будет еще хуже, и очень важно, чтобы была четкая структура здравоохранения и четкая программа.

Владимир Долин:

Лариса Хайсумова сама беженка. Сегодня она работает во французской организации "Врачи Мира". Именно международные благотворительные организации в основном обеспечивают беженцев квалифицированной медицинской помощью и декретами. МЧС давно уже перенесло деятельность своих медицинских учреждений на территорию Чечни. Ингушские больницы и поликлиники не в состоянии справиться с наплывом беженцев из соседней республики, которые сегодня составляют едва ли не половину населения Ингушетии. В результате многие беженцы медицинской помощи не получают. Саиду 32 года. Вместе с семьей он в сентябре выехал из Грозного. Сегодня он живет в тесной сырой палатке, где ютятся еще две семьи. У Саида туберкулез, и он нуждается в госпитализации. К тому же его соседи по палатке, обитателям которой приходится спать на двухэтажных нарах, рискуют заразиться этой страшной болезнью, но о госпитализации Саид даже и не мечтает.

Саид:

Чтобы снимок мне просто сделали, я почти месяц ходил - то у них света нет, то у них пленки нет... Потом раз пленка появилась, растворы какие-то стали не такие... прожигает. "Подожди, - говорят, - приди через день или два". Так вот, то медсестры нет, пленку должны получить... Месяц, короче... Потом кое-как сделали мне флюорографию, снимок, что у меня там на легком - левая сторона у меня... Потом, говорят: "Приходи завтра - мы тебе большой снимок сделаем". Большой снимок... пишут, направляют на стационар на лечение. Я еду - меня никто нигде не принимает, гоняют с одной больницы в другую, а мне за каждый автобус платить надо... Из конца республики в конец мотался, в конце концов надоело, я забросил это, и все. Как мне сказал там один врач их умный, я сидел там в больнице: "Ходишь на ногах - иди дальше". Вот я хожу пока, до поры до времени. Правда, в медпункте одна хорошая женщина была, она мне уколы дала, чуть-чуть поддерживаюсь и все.

Владимир Долин:

Федеральные власти, похоже, больше озабочены проведением выборов в Чеченской республике, чем здоровьем чеченских избирателей.

XS
SM
MD
LG