Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Представитель "Международной Амнистии" вернулась из Чечни. Новые свидетельства о фильтрационных лагерях

  • Владимир Долин

Владимир Долин, Москва:

Исследователь правозащитной организации "Международная Амнистия" Марианна Коцарова только что вернулась из поездки по Северному Кавказу, где ей удалось собрать свидетельства узников так называемых фильтрационных лагерей, само существование которых отрицают российские власти. Они утверждал, что в Чечне имеются только изоляторы временного содержания и следственные изоляторы, одним из которых является печально известная тюрьма в Чернокозово. Вот что удалось узнать Марианне Коцаровой о порядках в местах заключения на территории Чеченской Республики.

Марианна Коцарова:

Есть подтверждения того, что еще, когда ты попадаешь в лагерь Чернокозово, выставляют такой, вроде бы, "человеческий коридор", "живой коридор", с солдатами в масках. Они вооружены дубинками, это такой ритуал посвящения или "прописки" в лагерь. Задержанных заставляют проходить через этот человеческий коридор, бежать, и во время этого ритуала их избивают дубинками по спине. Кроме посвящения через человеческий "живой коридор" их обычно не пускали в туалет по пять-шесть дней. В этих камерах, в Чернокозово, в некоторых был туалет, а в некоторых не был. Поэтому, если люди, которые содержались в камерах, где не было туалета, просили пойти в туалет, то снова ставился этот "живой коридор", и они проходили через него, и в это время их избивали. Большинство людей не хотело этого делать. Они боялись этих избиений, поэтому по пять-шесть дней даже не посещали туалет. Кроме этого используется электрошок. Есть сообщение о двух мужчинах, которых пытали, подключая эти электропровода в области гениталий. Кроме электрошока, конечно, происходят избиения дубинками. Кроме этого, есть сообщения об изнасилованиях мужчин и женщин.

Владимир Долин:

Информация правозащитников подтверждается и бывшими узниками Чернокозово. Один из них - назовем его Ваха, провел там 20 дней. Вот его рассказ:

Ваха:

Перед тем, как заходить в камеру, я слышал реплики такого рода: "Все, нет больше чеченской нации, все, хана вам ребята - прибыли"... То, что с нами происходило... на мой взгляд, мало кто вышел из Чернокозово, скажем так, здоровым. Всех избивали... Один с нашей камеры попросил оказать больному помощь, и охранник крикнул на весь барак: "Здесь нет больных, Здесь только здоровые или мертвые"... Я помню несколько моментов: первый случай такой, значит, был в первый день нашего пребывания... значит, вечером, было ближе к полуночи, один из охранников крикнул, назвал фамилию и имя, тот откликнулся - не откликаться там нельзя было, ибо из-за неповиновения следовало неотвратимо наказание. Охранник его вывел: "Сейчас мы из тебя будем делать женщину, ты понял, все"... - сказал. Он, значит, подвергался предварительно избиению, били они его минут, наверное, десять, все это было слышно - и стоны, и удары глухие, затем ими был совершен акт мужеложства.

Владимир Долин:

Российские власти делают все, чтобы правда о фильтрационных лагерях не стала известна международной общественности и гражданам России.

Марианна Коцарова:

Эта война в Чечне, я могу сказать, что это - война цензуры, война, в которой ее идеологии хорошо изучили другие подобные ситуации в подобных конфликтах, таких, как в Косово, Боснии, Восточном Тиморе, и, видимо, они точно знают, что международных и российских наблюдателей и правозащитников нельзя допускать в Чечню. Если нас не допускают туда, то, видимо, там творится то, что российское правительство стремится скрыть от международных наблюдателей.

Владимир Долин:

"Международная Амнистия" считает, что Комиссия ООН по правам человека и ПАСЕ должны предпринять расследование убийств и пыток в Чечне, и обращается к президенту Российской Федерации Владимиру Путину с требованием обеспечить беспрепятственный доступ во все фильтрационные лагеря представителям международных правозащитных и гуманитарных организаций.

XS
SM
MD
LG