Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российские военные и милиционеры обвиняют свое командование в недоплате "боевых" денег


Программу ведет Петр Вайль. Участвуют корреспонденты Радио Свобода: в Москве - Олег Кусов, и в Челябинске - Сергей Куклев, а также депутат Государственной Думы от фракции "Яблоко" Сергей Митрохин - с ним беседовала Любовь Чижова.

Петр Вайль:

Многие российские военные и милиционеры, проходившие службу на территории Чечни, обвиняют руководство своих частей и подразделений в обмане при начислении и выплате так называемых "боевых" денег. Об этом сообщил в интервью Радио Свобода депутат Государственной Думы от фракции "Яблоко" Сергей Митрохин. Слово нашему корреспонденту Олегу Кусову:

Олег Кусов:

Не так давно личный состав ОМОН в одном из российских регионов отказался выезжать в командировку в Чечню. Милиционеров возмутил обман со стороны своего руководства при начислении и выплате денежных пособий за командировку на войну сотрудникам другого подразделения. Похожие настроения распространены среди многих военных и милиционеров, проходивших службу в последние два года на Северном Кавказе. Материал на эту тему подготовил наш корреспондент в Челябинске Сергей Куклев:

Сергей Куклев:

Причины, по которым добровольно едут в Чечню, разные. Но большинство все-таки едет, чтобы заработать приличные по нынешним временам деньги. О том, как обстоят дела с материальным обеспечением этих тревожных командировок, нам рассказал один из сотрудников челябинской милиции:

Сотрудник челябинской милиции:

Первая поездка была в 2000-м году, в начале года, с 23 января и по 9 апреля. Первый месяц мы питались только колбасой, колбасы наелись на всю жизнь... Что касается именно материально-технического обеспечения, то, во-первых, у нас была своя столовая, было мясо, мясо возили из Магнитогорска, из Челябинска, в основном...

Сергей Куклев:

Непосвященный может запутаться во всех этих "суточных", "боевых", "окопных", тем более, что зачастую выплаты зависят от решения командования в Ханкале и оборотистости кадровиков:

Сотрудник челябинской милиции:

Что касается материального обеспечения - кадровик наш ездил в Моздок в штаб дивизии, и поскольку в то время еще проводилась операция антитеррористическая, значит. по сути дела, война, 23 февраля заканчивалась вот эта вот кратковременная война за Грозный, и к этим срокам по идее должны были заканчиваться и "боевые". Что такое "боевые"? Это суточный паек, который выплачивается солдатам, а также всем военнообязанным, то есть, и правоохранительным органам, и солдатам, и всем, кто там был, участвовал в поддержании правопорядка, то есть, на том основании, что мы принимали участие в боевых действиях. Кроме "боевых" у нас еще были окопные. Окопные - это такие деньги, когда подразделение находится не в штабе, не в каких-то зданиях, а на полях. Это сто рублей в месяц. Это, конечно, мелочь, но мы получили два или три месяца, двести рублей, что ли получали. То есть, это так - на сигареты, на чай. В принципе, боевые действия считаются в штабе. Когда они посчитают нужным, что война идет, значит, боевые действия ведутся и "боевые" платят. А то, что творится на самом деле на полях - мне кажется, имеют весьма поверхностное представление. Очень много зависит от кадровиков, от руководителей штаба, которые там находятся. Если кадровики, которые там работают, успеют вовремя подать списки, то этим людям закроют табеля, закроют "боевые", эти люди получат свои "боевые". Если кадровики не сработают, он окажется там, или прошляпит, или просто неспособен, некомпетентен в таких вопросах, то есть, вовремя не подписал приказ, то никаких денег они не получат, где бы они, в каких бы боевых действиях участие ни принимали.

Сергей Куклев:

Прошлым летом в Челябинске едва не забастовали милиционеры, которым не доплатили боевые деньги. Получат ли причитающееся им сполна те, кто сейчас находится в Аргуне? Не будет ли новых предпосылок забастовки, когда сводный отряд милиции вернется из Чечни?

Сотрудник челябинской милиции:

Получилось, что им за два месяца закрыли, а один месяц не закрыли. И когда они пришли сюда и начали выяснять. почему же мы участвовали, вот они же получили, а мы не получили - то есть, вопрос был именно в этом. И им вполне конкретно объяснили, что боевые действия закончились, что по плану штаба в этом участке, где вы служили, боевых операций не производилось, то есть, вопрос денежный решается отдельно, вопрос стрельбы - отдельно.

Олег Кусов:

Генералитет не контролирует ситуацию в армии и Внутренних войсках. Личный состав предоставлен сам себе. В этом кроется одна из причин бесчисленных преступлений военных и милиционеров в отношении мирных чеченцев. Так считает депутат Государственной Думы России Сергей Митрохин. С ним беседует корреспондент Радио Свобода Любовь Чижова:

Сергей Митрохин:

Война - это вещь рискованная. Это общепринятый подход в мире, что за участие в военных действиях надо платить. Человеческая жизнь стоит дорого, и рисковать жизнью только за идею и за спасение территориальной целостности никто не будет. Эти моральные стимулы должны быть очень четко подкреплены государством. К большому сожалению, наше государство этого не делает. Иногда складывается впечатление, что крупные военачальники и крупные политические руководители просто заинтересованы в том, чтобы эта война тянулась до бесконечности. Если бы было иначе, то самое первое, что сделала бы власть - полное материальное обеспечение всех, кто воюет в Чечне, начиная от денежного довольствия и кончая всевозможными гарантиями, льготами и так далее. У нас этого не сделано, и это еще один признак того, что власть не знает, как ей закончить эту авантюру, которая, похоже, уже скоро затянется до бесконечности.

Любовь Чижова:

Что может быть дальше?

Сергей Митрохин:

Это проблема приняла хронический характер. Идет хроническая недоплата. Что с этим делать - видимо, никто не знает в военном руководстве. Это ситуация полного скандала. Я бы сказал, что в данном случае речь идет о преступлениях, которые государство совершает по отношению к своим же собственным военнослужащим. Никакие запросы парламентские, никакие обращения, ни прямые выступления в прессе по этому поводу результатов не приносят. Я думаю, что самый рациональный способ решить эту проблему - полностью сменить военное руководство страны. В любой стране это бы сделали очень быстро, если бы обнаружилось, что люди, которые с оружием в руках рискуют своей жизнью, не получают элементарного денежного довольствия. Это было бы скандалом и поводом для уголовного преследования виновных. У нас нет не только этого, все остаются на тех постах, которые они занимают. Единственный выход - создание государственной комиссии, которая бы разобралась с тем, что вообще происходит в Чечне, и с вопросами выплаты заработной платы, и с вопросами действий российских военных в ходе всевозможных "зачисток", и с ситуацией с границей, которую почему-то никак невозможно перекрыть.

Любовь Чижова:

Наверняка многочисленные случаи мародерства среди российских военнослужащих в Чечне тоже связаны с тем, что людям не платят?

Сергей Митрохин:

Конечно, это все звенья одной цепи, если военные не получают вовремя зарплату - начинают искать материальное обеспечение у мирного населения. Отсюда и факты мародерства.

Любовь Чижова:

Вы верите в возможность судебных исков российских военнослужащих к Министерству обороны?

Сергей Митрохин:

Конечно, такие иски будут наверняка и наверняка даже были, и удовлетворялись, но ведь речь идет не о том, чтобы удовлетворить отдельный иск, а о том, чтобы система начала работать по иному, чтобы люди получали те деньги, которые им должно заплатить государство. Вот этого, к сожалению, никакими судебными исками добиться нельзя. Для этого нужно политическое решение. Для этого нужны очень серьезные кадровые изменения и нужна политическая воля руководства страны. Похоже, что сегодня такой воли нет.

Олег Кусов:

Подобные факты лишний раз подтверждают утверждения представителей оппозиции в России о том, что власть полностью запуталась в чеченской проблеме и не знает, каким образом выйти из северокавказского кризиса.

XS
SM
MD
LG