Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кому было выгодно произошедшее с Кеннетом Глаком


Программу ведет Андрей Шарый. В ней участвуют: корреспонденты Радио Свобода, в Москве - Олег Кусов, и на Северном Кавказе - Хасин Радуев, а также беседовавший с сотрудником правозащитной организации "Freedom House" Арчем Паддингтоном корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке Юрий Жигалкин и эксперт Радио Свобода по Северному Кавказу Андрей Бабицкий.

Андрей Шарый:

Кеннет Глак - освобожденный в воскресенье гражданин США, сотрудник организации "Врачи без границ", в понедельник весь день находился на российской военной базе в Моздоке. До представительства своей организации в Назрани он так и не добрался до позднего вечера. Ясность вокруг обстоятельств его освобождения так и не наступила. Над темой его освобождения работал в Москве Олег Кусов:

Олег Кусов:

Кеннет Глак находился в Чечне в заложниках у российских спецслужб - такой вывод позволяют сделать факты, которыми располагают наблюдатели. Один из них - корреспондент "Новой Газеты" Вячеслав Измайлов -утверждает, что спецслужбы разработали и осуществили эту операцию в селении Старые Атаги. Вячеслав Измайлов на протяжении нескольких лет занимается освобождением заложников в Чечне, являясь членом официальной комиссии по освобождению заложников и военнопленных. По его данным, ни одна российская структура не занималась поиском Глака, в том числе и ФСБ - этой службе просто не надо было искать того, кто все время был у нее в руках. Попытки официальных лиц объяснить ситуацию только окончательно ее запутали. Согласно официальной версии, Кеннет Глак освобожден из плена в результате операции спецслужб в Грозненском сельском районе. Сотрудники спецслужб, якобы, действовали настолько профессионально, что освобождение произошло бескровно. За это они даже удостоились похвалы президента России. При этом не задержан ни один из похитителей. Но самое главное: сотрудники ФСБ до сих пор так и не смогли ответить на вопрос: из чьих конкретно рук они вырвали Кеннета Глака?

Только в понедельник во второй половине дня прокурор Чечни Всеволод Чернов сообщил, что Глак все это время якобы удерживался в группировке чеченца Якуба. Все это говорилось со слов Глака, в то время как самого заложника так в понедельник и не показали коллегам и журналистам в Ингушетии. С самого утра у офиса международной гуманитарной организации в Назрани находился корреспондент Радио Свобода Хасин Радуев:

Хасин Радуев:

Около двух десятков журналистов, представляющих зарубежные и российские СМИ, провели в понедельник практически весь день возле офиса "Врачей без границ" в Назрани в ожидании приезда Кеннета Глака. Сотрудники офиса, которые связались со своим шефом по телефону, заявляли, что он должен вот-вот приехать. Вместе с тем, не было уверенности, что Кеннета Глака отпустят российские спецслужбы, которые сопровождали американца из Грозного в Моздок. Тем не менее, журналисты не расходились, надеясь из уст самого бывшего заложника узнать подробности его пленения и освобождения. Примерно в 5 часов вечера к нам вышел сотрудник организации "Врачи без границ" Корниш, который представился как менеджер по данной кризисной ситуации. Он рассказал, что за час до этого беседовал по телефону с Кеннетом Глаком. По словам Корниша, Глак находился в Моздоке, сказал, что самочувствие его нормальное, хотя и сетовал на то, что он сильно устал.

Олег Кусов:

Коллеги Кеннета Глака в Назрани рассказали, что они разговаривали по телефону с ним, и что Глак, якобы, сказал, что он очень устал и до сих пор остается несвободным. Создается впечатление, что удерживающим до сих пор Глака людям невыгодно позволять ему говорить правду. Еще после пленения Кеннета Глака удивила фраза помощника президента России Сергея Ястржембского о том, что Кеннет Глак пострадал из-за своей халатности, поскольку передвигался по Чечне без уведомления властей. Слова президентского помощника напоминали угрозу; из Чечни ушли все зарубежные гуманитарные организации, чеченцы перестали получать помощь. Война стала еще более закрытой для независимых наблюдателей и, как следствие этого, более жестокой. ПАСЕ не услышала свидетельств очевидцев о бесчисленных нарушениях прав человека в Чечне. Помимо этого российская сторона получила тогда в свои руки козырь, обвинив в похищении Кеннета Глака чеченские формирования. Похищения людей на территории Чечни в последние годы имели свои особенности. Чеченцы, как правило, идут на это ради денежного выкупа. Вырвать из их рук заложника без выкупа и даже без жертв во время спецоперации проблематично. Кеннет Глак, как считают наблюдатели, не стал бы исключением. Пока только он может пролить свет на эту странную историю, но Глаку уже вторые сутки не дают высказаться...

Андрей Шарый:

Какие выводы из истории с Глаком делают в США? Корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке Юрий Жигалкин беседовал с сотрудником правозащитной организации "Freedom House" Арчем Паддингтоном.

Юрий Жигалкин:

Какова ваша реакция на сообщение о том, что Кеннету Глаку была возвращена свобода в результате удачной операции российских спецслужб?

Арч Паддингтон:

На первый взгляд, это была впечатляющая акция российских спецслужб, но неизбежно в такой ситуации возникает вопрос: против кого была проведена эта операция, и из чьих рук был освобожден Глак? Судя по всему, у чеченцев было гораздо больше поводов относиться к нему хорошо, чем у российской армии. Известно, что Глак не скрывал своего критического отношения к поведению России в Чечне. Эта история вызывает в памяти одиссею Андрея Бабицкого, переданного российской армией дружественно настроенным чеченцам из своих, видимо, далеко идущих соображений. Мог ли Глак оказаться в подобной ситуации? Вполне возможно, как мне кажется, такой вариант куда более вероятен, чем захват Глака некоей группой бандитов в надежде получить за него выкуп.

Юрий Жигалкин:

Какие выводы из этой истории могут сделать на Западе, в том числе - гуманитарные организации? Как она может отразиться на имидже России и чеченцев?

Арч Паддингтон:

В данной ситуации этот инцидент бросает тень на чеченцев и рисует Россию в самом положительном свете. В конце концов, хотя российским властям и не нравится то, чем занимался Глак - они провели поиск и освободили его, не перестреляв при этом ни в чем не повинных людей. Российская сторона, можно сказать, выглядит "героем дня", в то время, как чеченцы - "неуправляемой и ни с чем не считающейся толпой бандитов". В том, что касается будущего гуманитарных операций в Чечне, то я думаю, что они будут возобновлены в самое ближайшее время. Группы, оказывающие помощь мирному населению, что называется, "закалились" в ситуациях, подобных чеченской. Представители "Врачей без границ" - организации, в которой работает Кеннет Глак, особенно известны своим бесстрашием. Они работают в условиях самых кровавых, опасных конфликтов. Основной же вывод, который заставляют сделать и этот случай и ему подобные, заключается в том, что чеченский конфликт выглядит сейчас в глазах западных столиц более сложным, неоднозначным, комплексным явлением, чем когда бы то ни было. Образ России как очевидного зла, уничтожающего людей, города, деревни, непонятно ради каких целей, отчасти уравновешивается сейчас поведением чеченских формирований. Времена, когда на чеченцев смотрели как на сторону ведущую, в общем, справедливую войну за независимость и однозначно восхищались их военными успехами, можно сказать - в прошлом. Несмотря на то, что симпатии Запада и мира остаются, по большому счету, на стороне чеченцев, западные столицы также осознают, что никто из чеченских формирований не способен обеспечить стабильность в Чечне, контролировать ситуацию или обеспечить законность.

Андрей Шарый:

В прямом эфире Радио Свобода мой коллега Андрей Бабицкий. Андрей, то, что происходит в эти дни с Кеннетом Глаком, вам не напоминает собственный прошлогодний опыт?

Андрей Бабицкий:

Да, я думаю, что в этой ситуации аналогии вполне закономерны, и боюсь, что правды мы можем не узнать и в ближайшие дни, и даже в отдаленном будущем, потому что у Кеннета Глака может быть достаточно сложная дилемма: либо он, зная это, указывает на тех, кто реально его похитил, и в этом случае он лишается возможности продолжать работу на Северном Кавказе, либо же он молчит и сохраняет свое место в гуманитарной миссии "Врачей без границ". Но я должен сказать, что, судя по тем данным, которые имеются у меня, конечно, к похищению Глака чеченцы, сопротивление не имеют никакого отношения. Даже то место, где его похитили - Атаги - фактически оно полностью контролируется российскими войсками. Без их ведома ни одна машина по этой дороге проехать не может. Кроме того, Атаги - родина Зелимхана Яндарбиева, там достаточно много его родственников и сторонников, и поэтому села Новые и Старые Атаги окружены частоколом блок-постов. Кроме того, как вы видите, очень много неясного и в объяснениях сотрудников ФСБ. Не совсем понятно, как могли скрыться люди, удерживавшие Кеннета Глака, если за домом действительно велось бдительное наблюдение...

Я думаю, что объяснение очень простое. Дело в том, что на прошлогодней сессии ПАСЕ, когда Россия была лишена права голоса, в рекомендациях, которые были даны России, говорилось о том, что необходимо открыть свободный доступ в Чечню международным гуманитарным организациям и журналистам. Соответственно, похищение Кеннета Глака давало российской стороне железный аргумент: поскольку и военные, и МВД не в состоянии обеспечить необходимый уровень безопасности, то, соответственно, они не могут допустить международные организации и журналистов в Чечню. И другой аргумент: что чеченское сопротивление - это все те же банды похитителей людей, и что происходящее в Чечне - борьба с преступниками, с которыми только так и следует обращаться, как обращаются с ними российская армия и другие силовые структуры. Так что я думаю, что вопрос "кому выгодно" может оказаться в данном случае ключом в ситуации в целом.

XS
SM
MD
LG