Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Все граждане России, все до единого, должны быть под защитой своего государства


Один из лидеров СПС Борис Немцов комментирует дело Андрея Бабицкого.

Михаил Соколов:

Борис, как вы восприняли то, что происходит вокруг Андрея Бабицкого? Это политическое дело?

Борис Немцов:

Я, честно говоря, поражен такого рода поведением властей, дело в том, что взяли российского гражданина и отдали взамен на других российских граждан. Я не могу представить себе ситуацию, когда, например, в США, правительство, Госдепартамент, обменивает одного американского гражданина, отдавая его бандитам, на собственных солдат, которые возвращаются домой. В конце концов, все граждане России должны быть защищены, и власть должна сделать все, чтобы их защитить. Я в этой связи вспомнил историю, когда меняли Владимира Буковского на Луиса Корвалана. Буковский был неугоден властям, я помню, была частушка: "Обменяли хулигана на Луиса Корвалана:", - такое ощущение, что Бабицкий неугоден российским властям, и власти уже не хотят относиться к нему, как к гражданину России.

Михаил Соколов:

На недавней встрече Владимира Путина с семью редакторами ведущих российских газет мы узнали, что Бабицкий задержан, а не арестован, и что он в курсе этого дела. Теперь получается, что Владимир Путин, раз он в курсе дела, несет личную ответственность за то, что произошло или произойдет с Андреем Бабицким, по крайней мере, политически?

Борис Немцов:

Я думаю, что Путин в курсе дела, и Олбрайт, скоре всего, этот вопрос поднимала, когда беседовала, либо с ним, либо с Ивановым. Тут все понятно - такие вещи без санкции высшего руководства не делаются. Это - знаковое событие. Но я хочу сказать другое: вы посмотрите на Бабицкого. Он даже отдаленно террориста не напоминает. Вы меня извините, но он, по-моему, муху не обидит. Если власти видят в нем террориста, то это значит, что они не видели его фотографию, только и всего. К тому же Андрей Бабицкий просто выполняет свой репортерский долг. Репортер работает в разных местах, в том числе и в "горячих точках". Почему, если ты работаешь, например, выясняя военную ситуацию, с чеченцами, то ты бандит, а если с другой стороны, то нет. Я этого понять не могу, стрелять что ли в кого-то надо?!

Михаил Соколов:

Есть ощущение, что власть ведет не просто информационную войну, а войну именно с журналистами, с теми журналистами, которые пытаются объективно освещать войну в Чечне. Сегодня - в Чечне, а завтра они, может быть, будут вести такую же войну в Москве. Кстати, во многих регионах с журналистами, которые пытаются объективно освещать ситуацию в своей области или своем районе точно так же, такими же методами ведут войну местные власти.

Борис Немцов:

Да, действительно, если так удастся заткнуть рот Бабицкому, "Свободе", радиостанции "Эхо Москвы" и так далее, то для региональных начальников это будет мощный импульс заткнуть рот всем тем, кто еще способен говорить правду. Это очень плохой симптом и плохой сигнал. Я все-таки надеюсь, что журналистская солидарность, независимо от того, кто из журналистов воюет на какой стороне, заставит власти прислушиваться к общественному мнению и принимать адекватные решения. Но главное: все граждане России, все до единого, должны быть под защитой своего государства. Нельзя государству собственноручно отдавать, например, чеченцам своего собственного гражданина. Это просто невозможно. Даже, если Бабицкий согласился бы, во что трудно поверить, то все равно ни при каких обстоятельствах власть не должна на это идти, ни при каких обстоятельствах. Это позорит Россию.

Михаил Соколов:

А вы политики, что-то скажете в Думе?

Борис Немцов:

А я что делаю?! Я вот вам и говорю, и когда мы соберемся 9 января в Думе, то я думаю, что, конечно, мы будем обсуждать этот вопрос.

XS
SM
MD
LG