Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Не верь КГБ ни в солнце, ни в дождь,...


Елена Боннэр комментирует дело Андрея Бабицкого.

С известной российской правозащитницей, вдовой Андрея Сахарова Еленой Боннэр беседуют Андрей Шарый и Савик Шустер.

Андрей Шарый:

На лини прямого эфира по телефону из Бостона Елена Боннэр, известная российская правозащитница, вдова академика Сахарова. Елена Георгиевна, есть ли у вас каике-то комментарии по поводу весьма неприятной ситуации, которая сложилась с нашим коллегой?

Елена Боннэр:

Вы знаете, я живу по принципу, который очень хорошо сформулирован в романе у Владимова: "Не верь КГБ ни в солнце, ни в дождь, не верь им ни при ясном небе, ни при плохой погоде, не верь им, даже когда они говорят правду". И вот эта Владимовская формула сегодня с Андреем Бабицким осуществлена полностью. Я не говорю о правовых нормах задержания или ареста, о том, что там было - они врали тоже. Но то, что произошло, не подлежит юридической оценке. Это абсолютно преступление. Я не знаю, как еще это можно оценивать. Это преступление где-то связано с тем, что было в Страсбурге, когда ПАСЕ принимает резолюцию: "В апреле мы вернемся к вопросу, а до апреля продолжайте геноцид".

Андрей Шарый:

Елена Георгиевна, как вы считаете, с чем может быть связана вся история с Андреем Бабицким? Идет ли речь о сознательной политике российских властей, которую теперь определяет Владимир Путин, или, может быть, о типичной для российской практики серии каких-то ужасных случайностей, которые вытекают одна из другой? Или вы считаете, что все, что происходит все-таки выстраивается в некий план?

Елена Боннэр:

Арестовали Андрея, может быть, и случайно, но арестовав, стали действовать по совершенно ужасному плану. Он касается любого гражданина в России, пока в ней будет полицейско-военный режим. Никакого закона для них не существует. Все, что происходит вокруг Путина - это же на самом деле тоже беззаконие - формирование его собственного штаба, все из КГБ местного значения - из Петербурга. КГБ - замкнутый орден, как орден меченосцев, или иезуитов. Он, и когда работал в прошлом, и если будет работать в будущем, никогда не выпускает человека из своих лап. Человек, связанный с этими органами, никогда не будет действовать по собственному велению совести, собственному разумению. Это человек управляемый и управляемый совершенно страшно - не женой, не дочкой, не соседом, а неким органом, планы общие которого мы не знаем. Я не мистический человек, но это мистическая в какой-то мере организация.

Савик Шустер:

Елена Георгиевна меня волнует еще один, может быть даже более узкий, но не менее важный аспект. Я считаю, что за это решение ответственность несет и.о. президента Владимир Путин, тем более, что два дня назад Игорь Иванов, министр иностранных дел официально сказал, что дело в руках Владимира Путина. Так вот, дело в том, что таким решением федеральных властей в принципе брошен вызов всем журналистам России. То есть, все люди нашей профессии, которые попытаются узнать правду о происходящем в Чечне могут быть объявлены террористами. Это говорит о том, что в России в принципе меняется строй?

Елена Боннэр:

По-моему, он изменился три месяца тому назад. Ваша обеспокоенность совершенно оправдана, и я должна сказать, что я еще вчера сформулировала для себя это. Сегодня этот самый Ястржембский и неопределенный Росинформцентр наложили лапу на гласность в отношении войны и геноцида в Чечне. Завтра после этого можно выбрать любую тему и наложить лапу на гласность в этой области. Это может быть ВПК - мы забыли слово конверсия, видимо, уже и не вернемся к нему. Это может быть бюджет страны, все, что угодно - то, что высшее руководство, в данное время - Путин, решит, что людям не надо знать. Люди не будут знать, а журналисты будут расплачиваться не только местом работы или заработка, но и судьбой, и жизнью.

XS
SM
MD
LG