Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дело Андрея Бабицкого: Владимир Путин демонстрирует свое истинное лицо


Михаил Соколов, Москва:

Показанная по всем телеканалам передача нашего коллеги Андрея Бабицкого в обмен на двух военнопленных неизвестно кому, неизвестно когда и где произведенная, вызывает серьезные опасения. Я теперь знаю, что и.о. президента Владимир Путин знает о содеянном с Андреем все и мог дать личное добро на этот обмен. Но публично никто этого не признает. Кругом ложь. Утверждается, например, что обмен произведен в рамках Комиссии по военнопленным при президенте России. Однако, начальник отдела этой общественной комиссии, то есть руководитель ее аппарата, Константин Голумбковский заявил, что он узнал об обмене из СМИ.

Константин Голумбковский:

Об этом акте я услышал из СМИ. Доклада своего сотрудника я пока не слышал, однако, жду его, ориентировочно, от 14 до 17 часов.

Михаил Соколов:

Тем не менее, к вечеру ответственный чиновник сообщил нам, что доклад он так и не получил. Господин Голумбковский даже не мог сообщить, присутствовали ли представители рабочей группы его комиссии на Северном Кавказе при этом самом обмене. Вопреки заявлениям представителя ФСБ с той самой видеопленки, которую крутят телеканалы, комиссия, по словам Голумбковского, не была инициатором обмена.

Константин Голумбковский:

Мы инициативу по поводу обмена не проявляли. Мы не рассматривали его как продукт обмена и инициативу не проявляли. Он нас как таковой не интересовал.

Михаил Соколов:

Как видим, комиссия и ее рабочая группа были лишь ширмой, за которой прятали истину видные начальники, которые соревнуются в том, как ловчее отмежеваться от сделанного. Сегодня представитель ФСБ Александр Зданович, выступая на телеканале НТВ, сообщил, что его сотрудники лишь случайно засняли акцию по обмену.

Александр Зданович:

Действительно, вот на этом этапе мой сотрудник и сотрудник органов внутренних дел оказались в тот момент там и провели эту съемку. Они были единственными, снабженными видеокамерами.

Михаил Соколов:

Генерал Александр Зданович сообщил, что ФСБ не задерживала корреспондента Радио Свобода Андрея Бабицкого.

Александр Зданович:

Что касается вопроса его освобождения или передачи, то я думаю, что эти вопросы надо адресовать прокуратуре и военному командованию, поскольку ФСБ не возбуждала уголовного дела, не задерживала Андрея Бабицкого, не имела отношения к его содержанию и тому, что произошло после.

Михаил Соколов:

Между тем, генерал лукавит. В постановлении следователя Генеральной Прокуратуры России Ткачева говорится, что "16 января при выходе из города Грозный был задержан Бабицкий А.М., у которого при личном досмотре сотрудниками УФСБ РФ обнаружена и изъята православная икона". Так что, Андрея, как минимум, обыскивали коллеги господина Здановича. "Вопросы надо адресовать к военным и прокуратуре", - это не замедлят сделать адвокаты Андрея Бабицкого и журналисты. Мой коллега Андрей Трухан побывал на брифинге заместителя начальника Генштаба Валерия Манилова. Из семи вопросов о судьбе Андрея Бабицкого лишь один был задан российским журналистом. Генерал-полковник фактически отверг заявление генерал-майора ФСБ, утверждая, что военные не при чем.

Валерий Манилов:

Что касается военного командования, то армия никакого отношения не имеет. Если бы имела, то я бы сразу информацию получил и вам бы сказал. Она никакого отношения и к задержанию его не имеет. И вообще, это не функция армии. Мы этой работой не занимаемся и не вправе ей заниматься, потому что есть спецслужбы, которые должны этим заниматься.

Михаил Соколов:

Впрочем, господин Манилов оказался вполне осведомлен о некоторых деталях сделки. Ее организаторы получили сначала за журналиста "предоплату" - десантника Николая Заварзина. Генерал Манилов попытался объяснить, почему Андрею Бабицкому не дали связаться с семьей или коллегами:

Валерий Манилов:

Почему ему не давали связаться - наверное, по той же причине: потому что ему был придан статус задержанного по подозрению в совершении каких-то, может быть, достаточно серьезных преступлений, поэтому, видимо, таким статусом не предусмотрено общение через эфир. Может быть, это так. А сейчас единственное, что остается пожелать - это, чтобы Андрей остался жив.

Михаил Соколов:

Манилов пофилософствовал: он отказывался признать обмен на солдат обменом, а на вопрос, не надо ли наградить Бабицкого за то, что он отдал себя в плен, ответил:

Валерий Манилов:

Все было бы ничего и может быть даже хорошо, и может быть можно было бы вести речь о благодарности и даже награждении, если бы не теневая сторона этого вопроса, которая выразилась в стремлении Андрея возвратиться в объятия бандформирований.

Михаил Соколов:

Днем Андрей Трухан пытался добиться правды от Генеральной Прокуратуры России. Ему предложили связаться с Управлением по Северному Кавказу. Там считают обмен вполне нормальным явлением. Пресс-секретарь Управления Сергей Прокопов заявил, что Андрей Бабицкий был задержан каким-то ОМОНом, и что его обмен организовывало МВД по Чеченской республике. Кстати, концлагерь в Чернокозово имеет статус КПЗ - вроде как камера при отделении милиции. В системе Минюста он не числится. На пресс-конференции наш корреспондент Марина Катыс долго добивалась от первого заместителя министра внутренних дел России Владимира Колесникова, может ли он подтвердить эту информацию прокуратуры.

Владимир Колесников:

Я доверяю представителям Генпрокуратуры и знаю, что если это - официальная информация, то она досконально проверена и соответствует действительности. Я подтверждаю ту информацию, которую сообщил вам пресс-секретарь Генеральной прокуратуры по Северному Кавказу.

Михаил Соколов:

Генерал милиции признал, а вечером министр внутренних дел России Владимир Рушайло объявил, что считает правильной проведенную операцию. Впрочем, он имеет поддержку на самом высоком уровне - прямо в Кремле. Напомню, глава МИД России Игорь Иванов заявлял на переговорах с Госсекретарем США Мэдлин Олбрайт, что дело под контролем и.о. президента. На встрече с главными редакторами семи газет Владимир Путин говорил, что он в курсе дела Бабицкого. И.о. президента 4 февраля это подтвердил на личной закрытой встрече с прессой. Мы не имеем права скрывать от народа информацию из кремлевских кулуаров. Речь идет о жизни нашего коллеги. И.о. Президента Владимир Путин 4 февраля на личной закрытой встрече с прессой сказал: "Наша задача была показать, что силой никто Бабицкого не задерживает"! Он сообщил: "Было обращение двух командиров, была информация о подписке о невыезде:" И.о. президента не смутил вопрос коллег о том, что Бабицкий - гражданин России. На него Путин ответил вопросом: "А вы бы в его ситуации согласились"?! Подразумевалось, что настоящий патриот, не пособник чеченских формирований, не пошел бы на такой обмен. Владимир Путин считает, что Андрей сам захотел пойти к боевикам. Оказывается, Путин просматривал видеокассету со сценой обмена. ( Видимо, оригинал, не тот отрывок, что показали по ТВ, поскольку Владимир Путин сослался на якобы услышанные им слова боевика: "Андрей, мы своих не бросаем!") "Вот теперь, - сказал Путин, - Бабицкому станет страшно, он поймет, к кому он попал"! Владимир Путин заявил журналистам: "Для меня важнее было вернуть двух российских солдат, воевавших на нашей стороне". Более того, господин Путин дал журналистам понять, что он понимает, что информация все равно попадет в прессу, и против того не возражает: Видимо, он считает, что в нынешней информационной ситуации это только добавит ему популярности. Правда, потом чиновники Кремля грозили участникам встречи чуть ли не уголовной ответственностью за разглашение откровений господина Путина: Я уверен, сегодня произошло главное событие предвыборной кампании: это не отказ Евгения Примакова баллотироваться, а демонстрация и.о. президента Владимиром Путиным своего истинного лица перед прикрепленной прессой. Можно сделать только один вывод: так называемый "обмен", похоже, просто-напросто циничная постановка, не знаю, с участием чеченцев или без. Цель ее - поднять предвыборный рейтинг власти. Что страшно - жизнь нашего корреспондента Андрея Бабицкого в опасности, если он, конечно, еще жив.

XS
SM
MD
LG