Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Чеченские бойцы будут воевать до конца"


Мумин Шакиров, Москва:

Корреспондент газеты "Либерасьон" Анн Нива случайно оказалась в руках российских спецслужб. Они наткнулись на нее во время очередной "зачистки" в селе Новые Атаги при обыске частного дома, где хозяином оказался бывший депутат чеченского парламента Ривзан Ларсанов. У французской журналистки были изъяты блокнот с записями, спутниковый телефон и документы. Однако, сама Анн Нива осталась в доме. Федералы арестовали только чеченца Ривзана Ларсанова. С того дня корреспондент "Либерасьон" потеряла связь с внешним миром. Спустя 5 дней сотрудники ФСБ вернулись в Новые Атаги и отвезли ее в Моздок, где и провели допросы. По словам Анн Нива, следователи вели себя корректно. Потом ей дали возможность связаться с редакцией и вернули все личные вещи. Главная претензия федеральных властей - у французского корреспондента не было аккредитации. Анн Нива объясняет эту ситуацию так:

Анн Нива:

В самом начале войны я была в Моздоке. Я была первой иностранной журналисткой, которую они там видели. Они сказали мне, что это исключено. "Мы вам не дадим никакой аккредитации, уходите отсюда", - сказали они

Мумин Шакиров:

Несмотря на то, что французская журналистка провела в Чечне около месяца, ей ничего неизвестно о судьбе корреспондента Радио Свобода Андрея Бабицкого. Однако, она сказала следующее:

Анн Нива:

Я не была в курсе дела Бабицкого, когда я там была, потому что у меня не было никакой информации. Сейчас я вернулась и, конечно, поняла, что это - очень грязное дело. Я очень много думаю о нем, потому что я знаю, что значит быть в настоящее время в Чечне.

Мумин Шакиров:

Французская журналистка стала свидетелем артобстрела райцентра Алхан-Кала федеральными войсками. В тот день - первого февраля этого года, ночью около двух тысяч боевиков сумели прорваться из заблокированного Грозного и остановились на сутки в поселке, где было очень много мирных жителей. По словам Анн Нива, днем в Алхан-Кале начался настоящий ад.

Анн Нива:

Это все началось около 12 дня и до 5 вечера - самолеты, вертолеты, ракеты "земля-земля" - я сама видела одну такую ракету, которая упала в соседнем доме. Я посмотрела на следующий день. Обстрел также велся из пушек и минометов. Мы сидели в этом доме и ждали - что делать. У нас не было подвала, и мы просто там сидели. Около 5 немножко успокоилось, было меньше самолетов. Боевики тоже не смогли уехать, когда нас бомбили, они тоже сидели в селе. Мы все сидели. Они ходили по улицам села с ранеными, потому что не было достаточно мест в больнице. Еще была одна тяжелая ночь со вторника на среду. Они еще бомбили. В среду утром я в первый раз вышла из дома и смогла посмотреть на ситуацию в селе. Все дома вокруг нашего были разрушены. Больница стояла, но вокруг больницы ничего не осталось - трупы были везде - и в больнице, и вокруг больницы. То есть, это были люди, которые хотели убегать и оказались под ударом, были трупы боевиков и мирного населения.

Мумин Шакиров:

Следующей ночью, оставив больных и раненых, боевики покинули Алхан-Калу. Сейчас Анн Нива убеждена, что в этой войне больше всех гибнут мирные люди.

Анн Нива:

Это был не первый раз, когда я сама была под обстрелом. В каждом месте, где я была, где были бомбардировки, в каждом месте были потери среди мирного населения - как федеральные войска могут не знать об этом, когда они бомбят так сильно. Они же бомбят вслепую.

Мумин Шакиров:

На вопрос Радио Свобода: каково отношение мирных жителей к бойцам сопротивления, Анн Нива ответила так:

Анн Нива:

Население думает только об одном - чтобы не было войны. Им все равно вообще, кто сейчас будет у власти в Чечне - русские или чеченцы. Они потеряли веру в Масхадова - это точно.

Мумин Шакиров:

То есть, боевикам они не симпатизируют?

Анн Нива:

Нет, я бы не сказала, что они очень симпатизируют боевикам.

Мумин Шакиров:

А как к федералам относятся?

Анн Нива:

Тоже не очень хорошо: вообще, неприятно: это - тупик, ад, место, где ничего не функционирует.

Мумин Шакиров:

Французская журналистка считает, что российские военные коррумпированы. По ее версии отдельные чеченские вооруженные группы проплачивают российским военным за проход через безопасный коридор. Каждый КПП или блок-пост устанавливает свою цену за проезд транспорта или проход человека.

Анн Нива:

С деньгами в Чечне сегодня ты можешь абсолютно все. Человек за 10 рублей, я это сама видела, проходит любой блок-пост. Любой чеченец-мужчина, одетый в гражданское, даже если он боевик, может проехать, пройти куда угодно. То есть, нет смысла говорить о "территориях под контролем федералов". Это не имеет абсолютно никакого смысла. Боевики могут взять любой блок-пост в любой момент, но они просто пока не хотят это делать. Когда ты думаешь, что ты в безопасности на "освобожденных территориях" - то это абсолютно не так.

Мумин Шакиров:

Анн Нива подтвердила, что при выходе из Грозного чеченские боевики понесли значительные потери. Однако, по ее мнению, партизанская война в Чечне будет очень долгой и кровопролитной.

Анн Нива:

Несмотря на факт, что они страдали, ни один из них не сказал, что уже конец войны и так далее. Наоборот, они будут воевать до конца. У меня нет по этому поводу никаких сомнений. Они - смертники!

Мумин Шакиров:

Французская журналистка намерена добиться официальной аккредитации от российских властей и вновь вернуться в Чечню.

XS
SM
MD
LG