Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Путь беженца из Ингушетии в Грозный и назад


Хасин Радуев, Северный Кавказ:

Сегодня Грозный закрыт для въезда и выезда жителей, которые там проживают. Тем не менее, людям удается посещать Грозный, и на КПП "Адлер 20" у станицы Слепцовская в Ингушетии сегодня я встретил Руслана Касаева - жителя Грозного, который вчера вернулся из города. В поселке Иваново в Старопромысловском районе у него живет семья - мать, жена и 15-летний сын. Руслан сейчас рядом со мной, и я прошу его поделиться своими впечатлениями от поездки в Чечню. Скажите, вот вы проехали многочисленные блок-посты, которые стояли на так называемой освобожденной территории. Как к вам относились, как все это происходило?

Руслан Касаев:

В прошедшую субботу я направился домой проведать свою семью, больную маму. На блок-постах везде ко мне относились по-разному. В течение всего проезда было где-то четыре блок-поста. И везде я чувствовал свою зависимость от настроения солдат, которые охраняли эти блок-посты. В одном случае меня арестовали, хотя у меня все документы были нормальные, и увезли на так называемую базу, где со мной "работали", то есть, проверяли два работника ФСБ в звании подполковника и майора. Ощущение было очень тяжелое. Меня в масках несколько солдат в масках отвезли в какое-то темное помещение и поставили перед дверью, которая была закрыта, все это происходило перед стволами автоматов. Когда я поднял глаза, на дверях было написано три буквы - ИВС, я их расшифровал как изолятор временного содержания. Было ощущение, что моя поездка на этом заканчивается. Но пришли два офицера, завели меня, посмотрели документы, извинились, хорошо и доброжелательно со мной поговорили, напоили чаем и проводили до блок-поста. Сказали, чтобы не переживал. По-моему, работники ФСБ отличаются от всех остальных культурой общения. Другие военные, по-моему, два-три слова - больше русских слов для них не существует: "Стоять", "Руки вверх" и "Арестовать". Дальше я благополучно проехал домой.

Хасин Радуев:

Много разговоров вокруг так называемых "зачисток" - вы прошли через эту процедуру - проверку паспортного режима. Как складываются взаимоотношения местного населения с военными, ведь насколько мне известно, так называемые "зачистки" проводятся в "освобожденных" селах регулярно?

Руслан Касаев:

Отношение к людям жуткое. Цель поставлена унизить и оскорбить человека. Своими глазами я видел: при мне арестовали двух женщин, которые, по-моему, ни к военным действиям, ни к боевикам не имеют никакого отношения и четырех мужчин, сняли с машин, повязали и увезли в неизвестном направлении. Конфисковали три легковые машины, два автобуса и два грузовика. Грузовики были нагружены емкостями в которых возят воду для жителей селения. Отношение - чем ниже звание, тем получается самый большой хам. Федеральным войскам в Чечне надо больше работать с местным населением и личным составом, потому что получается, что мирных людей, которые никогда в жизни оружие в руках не держали, оскорбляют, убивают, увозят в фильтрационные лагеря, а оттуда только калекой можно выйти, и заставляют их поневоле брать в руки оружие.

Хасин Радуев:

Человек, с которым я беседовал, просил меня изменить имя и фамилию, потому что в ближайшие дни он собирается обратно в Чечню и боится, что у него по дороге будут проблемы.

XS
SM
MD
LG