Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Визит британского министра иностранных дел в Россию


Наталья Голицына, Москва:

Похоже, что нынешнее британское правительство следует политической стратегии Маргарет Тэтчер, которая еще до избрания Михаила Горбачева Генсеком ЦК КПСС наладила с ним личные контакты и заявила, что с ним можно иметь дело. Владимир Путин представляет для Запада не меньшую загадку, чем для собственного народа. До августа прошлого года, когда он неожиданно стал премьер-министром России, Владимир Путин был практически неизвестен международному сообществу. Бесспорно, что до визита в Москву Робин Кук проконсультировался с партнерами Британии по НАТО и ЕС, с тем, чтобы выступить в Москве с общезападных позиций. Как явствует из интервью, которое дал в Москве глава британского МИД телевидению Би-Би-Си. Главной целью его переговоров с Путиным было стремление вовлечь Россию в международное сообщество, с тем, чтобы оно помогло ей в решении своих экономических и политических проблем, в частности, и проблемы Чечни. Именно в свете этого намерения следует рассматривать сделанное Робином Куком Владимиру Путину приглашение посетить Великобританию в удобное для него время для встречи с премьер-министром Тони Блэром. Этому служат и сделанные Куком заверения в том, что Великобритания хотела бы быть партнером России в реализации ее экономических реформ, и что Запад не оставляет намерения видеть ее своим стратегическим партнером в решении вызывающих взаимную обеспокоенность проблем, в частности, Балканского и Ближневосточного кризисов. Одновременно в разговоре с Владимиром Путиным британский министр дал ясно понять, что строить добрососедские и взаимовыгодные отношения с Западом Россия может лишь на основе демократических и цивилизованных принципов. Именно поэтому он решительно осудил действия российских войск в Чечне, заявив, что невозможно победить терроризм, воюя с целым народом. На встрече с Путиным Робин Кук настаивал на политическом решении чеченской проблемы и незамедлительных переговорах с чеченскими лидерами. Как подчеркнул Робин Кук, военные акции в Чечне уже привели к чудовищным страданиям мирных жителей, что, по его мнению, не может способствовать восстановлению стабильности и законности в Чечне. В своей беседе с Владимиром Путиным Кук указал на недопустимую информационную блокаду Чечни со стороны России и на крайне неблагоприятные условия работы в Чечне для западных журналистов. В частности, глава британского МИД отметил негативную для России реакцию западного общественного мнения на произошедшее с корреспондентом Радио Свобода Андреем Бабицким. Тем не менее, насколько велика реальная возможность того, что переговоры Робина Кука с Владимиром Путиным как-то повлияют на российскую политику? С этим вопросом я обратилась к дипломатическому редактору газеты "Таймс" Майклу Биньяну.

Майкл Биньян:

Думаю, что существует крайне ничтожная возможность того, что позиция Великобритании или других западноевропейских стран может оказать какое-то влияние на политику Кремля. Впрочем, ни одна крупная держава не будет изменять свою внешнюю политику согласно пожеланиям других стран. Обычно она следует в своей политике тому, что считает своими жизненно важными национальными интересами, и в этом Россия ничем не отличается от других крупных государств. Если их политика не устраивает чем-то другие страны, те требуют объяснений, однако, я не думаю, что у Кремля есть хотя бы малейшие намерения отступить от своей политики, которая, как он знал с самого начала, будет очень непопулярной на Западе, но которая представляется ему его внутренним делом, необычайно важным не только для политического авторитета господина Путина, но и для единства самой Российской Федерации.

XS
SM
MD
LG