Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Позиция американской администрации по Чечне - комментарии эксперта Фонда Карнеги Эндрю Кучинса


Владимир Абаринов, Вашингтон:

"Последние сообщения о российских операциях в Чечне говорят о продолжающихся нарушениях прав человека и чрезмерном применении силы против гражданских целей". Именно эти слова Ричарда Баучера вызвали резкую реакцию в Москве. США перестали нуждаться в сотрудничестве с Россией и вернулись к прежней конфронтационной фразеологии - таков вывод некоторых российских комментаторов. Эндрю Кучинс, напротив, полагает, что никаких фундаментальных изменений не произошло.

Эндрю Кучинс:

Американская позиция была такой в течение долгого времени. Я не думаю, что она претерпела изменения. Принципиальная разница, которую мы увидели во второй половине сентября, после террористических нападений и объявленного господином Путиным сотрудничества России с США в войне с терроризмом, было признание того, что в Чечне присутствуют террористы, имеющие связи с "Аль-Кайдой". Но, несмотря на это признание, я не думаю, что изменилась американская позиция, которая состоит в том, что продолжающиеся нарушения прав человека в Чечне должны быть прекращены, и политическое решение - возможно, единственный выход из положения.

Владимир Абаринов:

Эндрю Кучинс, впрочем, не согласен с теми, кто считает, что об иностранных террористах в Чечне американская администрация знала и раньше, но молчала.

Эндрю Кучинс:

О присутствии иностранных террористов в Чечне тогдашний посол по делам новых независимых государств Стивен Сестанович говорил еще в 1999 году. Именно тогда правительство США впервые признало это. Просто заявление, сделанное сразу после атаки 11 сентября, привлекло гораздо больше внимания.

Владимир Абаринов:

Вот еще одна фраза из заявления Ричарда Баучера: "Отсутствие политического решения и ряд заслуживающих доверия сообщений о масштабных нарушениях прав человека, по нашему мнению, способствует созданию атмосферы, благоприятствующей терроризму". Аналогичную точку зрения высказывал на страницах "Нью-Йорк Таймс" упомянутый Эндрю Кучинсом Стивен Сестанович. Война России в Чечне превратилась в магнит и источник мотивации для тех самых террористов, которые угрожают американцам повсюду в мире. Она предоставила им новый опыт боевых действий, повод для обращения за финансовой поддержкой, обеспечила приток новобранцев и вдохнула в них боевой пыл. А что думает по этому поводу Эндрю Кучинс?

Эндрю Кучинс:

Моя точка зрения заключается в том, что международный терроризм не был главной причиной ни первой чеченской войны 1994-96 годов, ни второй, начавшейся в 1999 году. Фундаментальные факторы, которые привели к обеим войнам, имеют внутричеченское происхождение.

Владимир Абаринов:

Насколько позиция президента Буша по Чечне отличается от позиции его предшественника?

Эндрю Кучинс:

Я не вижу каких-либо фундаментальных отличий. Разве что в нюансах. Главное - это, конечно, заявление администрации Буша о том, что международный терроризм играет роль в Чечне, хотя и не главную. Многие восприняли это, как большую уступку России, однако и администрация Клинтона, и администрация Буша критиковали действия России в Чечне, при этом постоянно повторяя, что Чечня - часть Российской Федерации, и что американское правительство не поддерживает отделение от России Чечни, но что наилучший способ решения проблемы - политические методы. Поэтому я считаю, что принципиальные элементы позиции совпадают, будь то администрация Клинтона или Буша.

XS
SM
MD
LG