Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Изменилась ли политика США в отношении России?


Ведущий программы "Liberty Live" Владимир Бабурин:

Заместитель Госсекретаря США Строуб Тэлботт накануне своего визита в Эстонию выступал в Оксфордском университете с обширным докладом, который был посвящен актуальным проблемам России. Корреспондент Радио Свобода в Лондоне Наталья Голицына попросила известного британского политолога, профессора Кентского университета Ричарда Сакву прокомментировать выступление Строуба Тэлботта.

Наталья Голицына:

Можно ли сказать, судя по речи Тэлботта в Оксфорде, что политика США в отношении России сейчас изменилась?

Ричард Саква:

Я думаю, что она действительно изменилась. Как всегда, в ней внешняя политика США в огромной мере определяется факторами и обстоятельствами ее внутренней политики. Внешний мир играет лишь второстепенную роль в формировании американской политики. В преддверии президентских выборов политика США в отношении внешнего мира, не только России, неизбежно должна была ужесточиться. Так что неудивительно, что Америка стала в меньшей степени поддерживать происходящие в России демократические перемены, нередко говоря, что "у России нет единой внешней политики, что у нее есть три или даже четыре". Абсолютно то же самое можно сказать и о политике США, до сих пор, в период администрации Клинтона политикой № 1 была поддержка Ельцина как лидера российского политического центризма. Однако, политикой № 2 было стремление вытеснить Россию из всех ее традиционных зон влияния, в частности, на Северном Кавказе и в Центральной Азии. Обе эти политики в принципе были противоречивы, преследуя одновременно разные цели. Сейчас же, особенно после скандала с "Банком Нью-Йорка" и других скандалов, американское общественное мнение слегка устало от российских проблем. Это сразу же нашло отражение в американской политике в отношении России. Чеченская война сыграла здесь скорее чисто символическую, чем реальную роль. У американцев о чеченской войне не меньше информации, чем у ОБСЕ, и они хорошо понимают все трудности, с которыми столкнулась Россия, пытаясь разрешить чеченскую проблему.

Наталья Голицына:

Строуб Тэлботт подчеркнул в своем докладе, что национализм сейчас остается самым опасным фактором российской политики. Насколько это справедливо, на ваш взгляд?

Ричард Саква:

Когда в США люди, определяющие американскую политику, употребляют слово "национализм", то понимаешь, что в действительности это - лишь "код", и что озабочены они какими-то собственными проблемами. Для них националист - это любой человек, преследующий собственные интересы, и не учитывающий американскую политику. Думаю, что Тэлботт использовал понятие национализм именно в этом смысле. В России мы наблюдаем возрождение ее старой политической философии. То, что Тэлботт называет "российским национализмом", я бы назвал возвращением российского либерального консерватизма. Это - традиция начала ХХ века - традиция Семена Франка, Петра Струве и даже, если угодно, Петра Столыпина. Для меня очевидно, что Путин облек свою политику в форму либерального патриотизма или либерального консерватизма, основанных на идее возрождения государства. И здесь главное, чем озабочен Тэлботт - это, будет ли это государство возрождено на основе демократических и либеральных ценностей, или на основе ценностей авторитарных, проявившихся в судебных процессах над Никитиным и Пасько. Это - самое главное в его речи. Нет никаких оснований для того, чтобы возрождать Россию на базе авторитарных ценностей. Это может быть сделано демократическими средствами, и это должно быть сделано демократическими средствами.

XS
SM
MD
LG