Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Исчезновение в Чечне корреспондента Радио Свобода Андрея Бабицкого


Программу ведет Андрей Шарый. В ней участвуют супруга Андрея Бабицкого Людмила и корреспондент Радио Свобода Владимир Долин, который беседовал в Москве с помощником и.о. президента Российской Федерации по координации информационно-аналитической работы федеральных органов исполнительной власти в Чечне Сергеем Ястржембским.

Андрей Шарый:

Корреспондент Радио Свобода Андрей Бабицкий пропал без вести в зоне боевых действий в Чечне. Радио Свобода и российские СМИ уже рассказывали о том, как московская милиция пыталась изъять у жены нашего корреспондента фотографии, сделанные им в Чечне. После того, как сведения об этом появились в СМИ, фотографии и негативы были возвращены Людмиле Бабицкой. Казалось, что проблема с фотографиями была тем самым исчерпана, однако, в минувшую пятницу к жене Андрея Бабицкого пришли сотрудники ФСБ, которые вновь изъяли у нее те же самые негативы. Рассказывает Людмила Бабицкая:

Людмила Бабицкая:

21-го числа мне позвонила по телефону женщина, она представилась сотрудником ФСБ и попросила меня встретиться с ней. Ко мне буквально через час приехали достаточно милая женщина и мужчина. Женщина показала мне документы. Я не помню ее фамилию, знаю, что майор ФСБ. Они свой визит объяснили тем, что им стало известно, что у меня находятся фотографии мужа, на которых изображены чеченские боевики, и так как они занимаются расследованием взрывов в Москве, им это может помочь в работе, и они попросили меня отдать фотографии моих негативов. Я сказала, что фотографии могут понадобиться, потому что кому-то могут, а негативы я отдать могу, но я спросила их: "Когда вы их мне вернете"? Они сказали, что вернут в понедельник. Я особо ничем не интересовалась, сказала, что никакого секрета в этих фотографиях нет, тем более, что их, в принципе, уже показывало НТВ в программе "Сегоднячко", и многие журналисты - с радио, телевидения, из газет, приезжали, снимали и смотрели, поэтому секрета никакого нет. То, что там действительно изображены и боевики, и погибшие российские ребята - все понятно - человек как бы вернулся с войны и естественны такие фотографии. В понедельник я им сама позвонила. Они мне оставили свой номер телефона, я сказала: "Вы когда подъедете, чтобы я была дома"? Мне эта женщина - ее зовут Татьяна Владимировна, сказала, что сегодня никак не смогут и приедут во вторник. В 10 часов утра приехали с этим же мужчиной и отдали мне негативы. Я не проверяла ничего, потому что я не проверяла их даже когда брала их из милиции - мне все это отдали, я посмотрела - действительно 103 фотографии, с негативами не сверяла, ничего такого не делала, думала, что эта история вообще уже закончилась. Сейчас, когда все это произошло, я посмотрела и, на мой взгляд, там немного не хватает - я сдавала 3 пленки по 36 кадров, но у меня 103 фотографии - 103 кадра. Может быть, не хватает - я не могу ни на кого ничего сказать - остались ли они в милиции, или их не было вообще, или еще что-нибудь.

Андрей Шарый:

Помощник и.о. президента Российской Федерации по координации информационно-аналитической работы федеральных органов исполнительной власти в Чечне Сергей Ястржембский обещал приложить все возможные усилия для поиска нашего корреспондента. На встрече журналистов с Ястржембским побывал мой коллега Владимир Долин. Сейчас он у микрофона в московской студии Радио Свобода в прямом эфире нашей программы.

Владимир Долин:

Андрей Бабицкий молчит уже больше 10 дней. Вчера нам стало известно, что он вышел из Грозного и, возможно, задержан федеральными войсками. О судьбе Бабицкого я спросил Сергея Ястржембского. Вот что он ответил:

Сергей Ястржембский:

Задержан федеральными силами? Мне неизвестна такая информация. Мне известно, что действительно господин Бабицкий вышел из Грозного и пропал. Мы со своей стороны предпринимаем усилия для того, чтобы выяснить, где находится ваш корреспондент, при этом в данном случае, я сказал бы, что это - показательный случай, который как раз должен помочь нам всем найти правильную формулу совместной работы. Господин Бабицкий, к глубокому сожалению, не был аккредитован по нашей линии на территории Чеченской республики. Естественно, безопасность ему не была гарантирована и обеспечена, и я думаю, что это как раз тот самый пример, который показывает, как не надо работать на территории, где ведутся боевые действия. Со своей стороны повторяю, что мы будем предпринимать усилия, чтобы обнаружить, где находится ваш коллега.

Владимир Долин:

Сегодня же одна западная журналистка, вышедшая из осажденного Грозного три дня назад, сообщила, что по ее сведениям Андрей Бабицкий действительно задержан федералами и содержится в Урус-Мартане. Как сообщил агентству "Интерфакс" один из источников в российских силовых структурах, по некоторым данным, Андрей Бабицкий, возможно, задержан подразделением ОМОНа в районе Грозного, и сейчас выясняется, как он попал в район боевых действий без соответствующей аккредитации. На самом деле, никакой аккредитации у Андрея Бабицкого быть не могло, поскольку иностранным корреспондентам таковая попросту не выдавалась, а пресс-центр Объединенной группировки российских войск в Чечне больше озабочен тем, как отвадить журналистов от района боевых действий, чем тем, как помочь им в их работе. К тому же военное положение или режим чрезвычайной ситуации в Чечне не объявлялись, и по закону, аккредитация в этом случае не является обязательной. Если Андрей Бабицкий действительно задержан, то он должен быть немедленно освобожден. Кажется, что с приходом Сергея Ястржембского на пост помощника и.о. президента по информационному обеспечению военных действий на Северном Кавказе ситуация меняется. Вот что об этих изменениях говорит сам Ястржембский.

Сергей Ястржембский:

Я думаю что мы изменим, прежде всего, систему аккредитаций. Та система, которая существует на сегодняшний день. далека от совершенства и вызывает заслуженные нарекания со стороны СМИ. Она чрезмерно бюрократизирована и отбирает у журналистов слишком много времени, они тратят порой необоснованно несколько дней, чтобы получить юридическую возможность исполнять свои обязанности. Я не готов сию минуту рассказать о том, какова будет система аккредитации, но мы это сделаем либо в пятницу, либо, самое позднее - в понедельник на следующей неделе. Я думаю, что в любом случае будет введена единая система аккредитации и аккредитационное удостоверение журналиста независимо от того, российское это СМИ или зарубежное. Это удостоверение будет главным документом, не требующим подтверждения его легитимности в работе на конкретных направлениях и в конкретных регионах. Естественно, введение такого единого регистрационного удостоверения не отменяет те непреложные правила, которые существуют при посещении военных объектов и баз, где своя система пропусков, но, как вы понимаете, это существует во всем мире.

Владимир Долин:

Кажется, единственным условием работы журналиста в зоне боевых действий будет страховка.

Сергей Ястржембский:

Мы настоятельно будем просить СМИ ввести обязательную страховку журналистов, которые работают в Северокавказском регионе. Фактически обязательна страховка для всех журналистов, и она скоро обязательна для тех, кто работает в зоне боевых действий, чрезвычайных ситуаций и так далее. Мы действительно будем настоятельно обращаться к руководителям СМИ срочно провести страховку журналистов и их жизни, потому что, не дай Бог, могут возникнуть различные ситуации, которые могут иметь свои правовые и материальные последствия, и нужно иметь правовую базу, которая будет регулировать подобные чрезвычайные случаи.

Владимир Долин:

Если это так, то условия работы журналистов станут такими же, какими они были во время прошлой чеченской кампании. Тогда после почти двухмесячной информационной блокады журналисты получили возможность более-менее свободно работать на территории Чечни, и, хотя большие и малые военные начальники зачастую не обращали внимания на аккредитации, у журналистов хотя бы появились документы, защищающие их при столкновении с силовыми структурами.

XS
SM
MD
LG