Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Аслан Масхадов - легитимен он или нет?


Программу ведет Андрей Шарый. В ней участвуют корреспондент Радио Свобода Владимир Долин, который в Москве беседовал с помощником и.о. президента Российской Федерации по координации информационно-аналитической работы федеральных органов исполнительной власти в Чечне Сергеем Ястржембским, юридический обозреватель Радио Свобода Лев Ройтман, корреспондент Радио Свобода в Лондоне Наталья Голицына, которая беседовала с британским политологом Анатолем Ливеном, экс-кандидат в президенты Чечни Саламбек Маигов и корреспонденты Радио Свобода на Северном Кавказе Олег Кусов и Хасин Радуев.

Андрей Шарый:

Сергей Ястржембский сделал сегодня несколько очень интересных заявлений. В частности, он заявил, что в настоящее время никто из бывшего руководства Чеченской республики не может выступать в качестве партнера Москвы на мирных переговорах, в том числе, и Аслан Масхадов, поскольку, я цитирую Ястржембского, "он не обладает никакой легитимностью". По мнению представителя Владимира Путина, Масхадов был избран вопреки Конституции и, к тому же, не обладает никакими возможностями контролировать ситуацию. Комментарий Льва Ройтмана.

Лев Ройтман:

Аслан Масхадов был избран президентом Чеченской республики Ичкерия ровно три года назад на региональных свободных выборах. У него были сильные соперники, но он победил, и более легитимного лидера в Чечне нет. Да, Масхадов, видимо, никогда полностью не контролировал и не мог контролировать буйную, а подчас и бандитскую вольницу полевых командиров, но это свидетельство несовершенства, слабости президентской власти, слабости, а не противозаконности - нелегитимности. Ясир Арафат тоже не полностью контролирует исламских экстремистов в Палестине, но означает ли это, что он может быть объявлен из Иерусалима нелегитимным лидером палестинской администрации? Вернемся в Чечню - кто там легитимен, кроме объявленного из Москвы вне закона Масхадова - Доку Завгаев, Беслан Гантамиров - кто-то иной? Пусто. А кто сможет быть легитимным в глазах Москвы? Тот, кого просто назначат из Кремля, или кого примутся избирать в юридически бессмысленных на оккупированной территории выборах из несомненно допущенных той же Москвой кандидатов, как в свое время взяли да и избрали уже упомянутого Завгаева. Но в сегодняшнем мире некрасовская система права: "Закон - мое желание", не действует. Нигде кроме того не получается выбирать себе по вкусу партнеров для переговоров. Не получилось у Франции в Алжире, у Португалии в Анголе и Мозамбике, у того же Израиля в Палестине. Даже Сталин не сумел в 1939-м году провести переговоры о судьбе Финляндии с коминтерновцем Отто Куусиненом, которого назначил главой некой "Финляндской демократической республики". Все это в Москве, конечно, понимают. Просто на данном положении Владимир Путин вести переговоры по Чечне не желает ни с кем вообще. Поэтому Масхадова нужно объявить вне закона. А там - а там: "Мы наш, мы новый мир построим". Первый этап строительства в самом разгаре - до основания.

Андрей Шарый:

Корреспондент Радио Свобода в Лондоне Наталья Голицына беседовала на эту тему с британским политологом, сотрудником Международного института стратегических исследований и автором книги о Чечне Анатолем Ливеном.

Анатоль Ливен:

Это заявление трудно назвать обнадеживающим. Ранее российские власти признавали легитимность выборов президента в Чечне в начале 1997-го года, на которых Масхадов был избран президентом. После этого они вовсе не утверждали, что Масхадов является незаконным президентом. Главные обвинения сводились к тому, что, якобы, он слишком слаб, чтобы контролировать Чечню. Однако, сейчас Россия не делает различия между ним и более радикальными чеченскими полевыми командирами вроде Басаева или Хаттаба. Это, видимо, объясняется тем, что по понятным причинам Масхадов решительно возглавил сопротивление российскому вторжению в Чечню. Именно поэтому руководство России решило, что сейчас никакие дальнейшие компромиссы с ним невозможны. Но если такие компромиссы с ним нереальны, то это означает лишь одно: Россия не намерена идти на политическое решение чеченкой проблемы. Если это официальная российская позиция, то она свидетельствует лишь о том, что российские власти будут добиваться военной победы в Чечне любой ценой. Цена, как мы знаем, будет очень высокой.

Наталья Голицына:

Однако, если Масхадов - нелегитимно избранный президент, то с кем в таком случае могли бы вести переговоры российские власти?

Анатоль Ливен:

Думаю, что в таком случае вести переговоры просто не с кем. Даже и без этого заявления было очевидно, что российские власти не намерены вести переговоры о перемирии или политическом решении чеченской проблемы. Опять же возникаете вопрос: о чем вести такие переговоры - ведь самые минимальные требования России сводятся к выдаче радикальных чеченских полевых командиров, таких, как Басаев и Хаттаб, а также боевиков, замешанных в похищениях людей. Однако, Масхадов просто не в состоянии этого сделать. С другой стороны, минимальные чеченские требования - вывод российских войск из Чечни. Естественно, русские на это не пойдут. Так что, трудно представить себе, каким образом в этой войне вообще возможны перемирие и переговоры до поражения одной из сторон конфликта.

Андрей Шарый:

У микрофона в московской студии Радио Свобода экс-кандидат в президенты Чечни Саламбек Маигов. Господин Маигов, скажите пожалуйста, какие политические силы вы представляете?

Саламбек Маигов:

На сегодняшний день я представляю диаспору, будем так говорить, проживающих в Москве чеченцев. Хочу добавить, что естественно, у тех, кто проживает в Москве и России, есть разные мнения и позиции по происходящему в Чечне и России. Все-таки, я готов выслушать ваш вопрос.

Андрей Шарый:

Господин Маигов, как бы вы прокомментировали сегодняшнее заявление Москвы о том, что власть Аслана Масхадова не является легитимной?

Саламбек Маигов:

Прежде, чем комментировать или отвечать на ваш вопрос, я бы хотел процитировать несколько строк: "Президенту Масхадову. Избиратели доверили вам ответственный пост и мы уважаем этот выбор. Президент Ельцин", "Высокие договаривающиеся стороны, желая прекратить многовековое противостояние и стремясь установить прочные равноправные и взаимовыгодные договорные отношения, договорились: навсегда отказаться от применения силы или угрозы ее применением при решении любых спорных вопросов, строить свои отношения в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права". Подписано: "Президент Российской Федерации Ельцин. Президент Чеченской республики Ичкерия Масхадов. Москва. 12 мая 1997-го года". Это - телеграмма Ельцина на имя Масхадова по случаю избрания президентом и цитата из Договора о мире и принципах взаимоотношений. Что касается сегодняшнего заявления пресс-секретаря и.о. президента, то непонятен дрейф политики России в сторону непризнания или объявления нелегитимным законно избранного президента Чеченской республики Аслана Масхадова. Здесь возникают вопросы касательно того, что когда Россия рассчитывает на удобного оппонента или успех в достижении своих целей в переговорах с тем или иным лицом, то она готова пойти на любые издержки, в том числе, и правового характера. Если же эта цель не достигнута, то они готовы вопреки своим же заявлениям дезавуировать их, дезавуировать подписи президента Ельцина для того, чтобы реализовывать свой план по военному решению проблемы Чечни.

Андрей Шарый:

По вашему мнению, является ли сейчас Аслан Масхадов той силой, с которой Москва может и должна вести переговоры, или, по вашему мнению, есть какие-то другие партнеры?

Саламбек Маигов:

На сегодняшний день Масхадов является единственным субъектом, с которым российская сторона могла бы успешно вести переговоры. Можно говорить, что их можно вести и с другими силами или субъектами, которые объявляют себя стороной переговоров. Но успеха и результата можно будет достичь только на переговорах с президентом Масхадовым.

Андрей Шарый:

По вашему мнению, какой могла бы быть основа для таких переговоров?

Саламбек Маигов:

Я думаю, что сегодня, прежде всего, необходимо остановить ту бойню, которая происходит на территории Чечни, и результате которой гибнет, прежде всего, мирное население. Уже на основе какого-то мирного соглашения, где в первую очередь шла бы речь о прекращении боевых действий, можно было бы начать на каких-то условиях или без объявления условий переговорный процесс. Тем более, что у участников противостояния есть опыт прошлой войны, когда несколько раз переговоры проводились, несколько раз прерывались в связи с нарушением мирных соглашений, но я думаю, что, прежде всего, необходимо остановить ракетно-бомбовые удары и войсковые операции, которые, я подчеркиваю, прежде всего, не реализуют ту цель, которую провозгласил Путин - борьбу с терроризмом. На сегодняшний день погибли несколько тысяч российских солдат, более десяти тысяч мирных жителей, но ни одна из целей, которые ставил перед собой Путин, не достигнута. Ни один террорист ни в одном сортире не убит и не найден. То есть метод, который избрала власть, неэффективен, и бьет как по чеченскому народу, так и по самой России, во всех аспектах, в том числе, и на международном уровне.

Андрей Шарый:

К сожалению, ваши заявления вряд ли будут услышаны российской властью в силу того, что политика Москвы на Северном Кавказе совершенно не такая, какой многие бы ее хотели видеть. Если говорить в категориях реальной политики, то совершенно очевидно, что Москва не собирается прекращать войну. Где же выход?

Саламбек Маигов:

Вы знаете, я с вами согласен, но мне думается, что Москва будет поставлена именно перед необходимостью этих переговоров той военной ситуацией, которая будет складываться в Чечне. Она будет, скажем так, развиваться не в пользу российских войск. У нас есть такая пословица, что "войну можно остановить только войной", и я думаю, что эта пословица и будет решающей.

Андрей Шарый:

Теперь поговорим о том, что происходит в Чечне на фронтах. Российские танки и артиллерия вели сегодня массированный огонь по окраинам села Дубай-Юрт у входа в Аргунское ущелье. Подробности рассказывает корреспондент Радио Свобода Хасин Радуев.

Хасин Радуев:

На юге Чечни основные боевые действия разворачивались вокруг Дубай-Юрта. Этот населенный пункт расположен примерно в километре от входа в Аргунское ущелье. В самом Дубай-Юрте чеченских отрядов нет, как нет и стариков, женщин и детей. Первые перебрались в горы, а вторые ушли в соседнее село Чири-Юрт. Российские артиллерийские и минометные батареи, расположенные севернее Дубай-Юрта, ведут постоянный огонь по горным вершинам вдоль реки Аргун. Обстрел горных вершин должен обеспечить коридор для тяжелой техники, при поддержке которой мотострелки собираются совершить бросок до райцентров Шатой и Итум-Кале. Примерно такая же картина складывается у входа в Веденское ущелье у села Сержень-Юрт, которое, как и в первую чеченскую войну, постепенно превращается в руины. Успешнее российские войска действуют южнее Ведено. Они берут под контроль село за селом. Здесь чеченские отряды взяли на вооружение тактику партизанской войны. Так прошлой ночью диверсионный отряд численностью до 60 человек обстрелял российские позиции в приграничном Ботлихском районе Дагестане, а затем ушел на свою базу в горах.

Андрей Шарый:

Ожесточенные бои на восточных окраинах Грозного сегодня не принесли успеха ни одной из сторон. Российские военные, говоря о потерях, по-прежнему ссылаются только на данные пресс-центра объединенной группировки. С подробностями наш корреспондент на Северном Кавказе Олег Кусов:

Олег Кусов:

Во второй половине дня на восточной окраине Грозного продолжались ожесточенные бои. После утреннего тумана в небо поднялись несколько боевых вертолетов. Они, насколько я мог определить, наносили удары по окрестностям 3-го, 4-го и 6-го микрорайонов. Здесь чеченские формирования уже на протяжении месяца сдерживают противника. Снег затруднил действия мотострелков, которые передвигаются от одного жилого здания к другому. На заснеженном фоне их фигуры отчетливо видны снайперам. Тема потерь среди военных, как создается впечатление, самая неприятная для офицеров федеральных подразделений. Чем выше звание офицера, тем неохотнее говорит он о потерях в своем подразделении. Генералы и полковники и вовсе ссылаются только на официальные данные военного пресс-центра. При этом хорошо заметно, что сами они не верят в названные цифры. В минувшие сутки по данным пресс-центра 7 военнослужащих погибли и 13 получили ранения. Более откровенны в таких случаях младшие офицеры - командиры рот, батальонов и другие. Они ходят в атаку вместе со своими солдатами и теряют людей. Они далеки от карьерных целей. Их главная задача, как сами офицеры говорили мне не раз, выжить на этой бессмысленной войне. "В моем подразделении за минувшую неделю погибли пять солдат", - сказал мне капитан Алексей. Опрашивая других офицеров я понял, что подразделение Алексея относится к числу удачливых. Только на основании личного опыта я могу предположить, что, как правило, в рядах российских военнослужащих гибнут от 20 до 50 человек ежедневно.

XS
SM
MD
LG