Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Итоги завершившейся операции по эвакуации тел погибших подводников с АПЛ "Курск"


Андрей Королев, Мурманск:

Норвежское судно-платформа "Регалия" покинуло место гибели подводной лодки "Курск" в Баренцевом море и направилось в Норвегию. Перед уходом российские и норвежские водолазы почтили минутой молчания память погибших подводников. В ходе операции из 9-го отсека "Курска" были подняты на поверхность тела 12 моряков. В катастрофе погибли 118 человек. Работы на корпусе подлодки прекращены. Четвертый отсек, подобно первому и второму, оказался сильно разрушен. В пятый отсек не было смысла спускаться, так как водолазы не могут добраться до нижних палуб, и как отметил в разговоре со мной начальник пресс-службы Северного Флота Владимир Навроцкий, принято решение работы в нем не начинать:

Владимир Навроцкий:

Тела подводников могут находиться на нижнем ярусе пятого отсека, туда водолазы не дойдут никак, потому что есть один штатный люк размером 60- сантиметров на 60, и водолазы в своем снаряжении туда просто не проникнут. Сейчас водолазы работают по осмотру общего состояния корпуса подлодки, осматривают с помощью дистанционно управляемого аппарата первый отсек и внимательно осматривают акваторию дна внутри подводной лодки. Вся эта информация необходима как для следствия, так и для будущего проекта подъема подлодки.

Андрей Королев:

На совещании в Североморске вновь звучала цифра, в которую оценивается операция по подъему всей лодки. Стоимость этих работ колеблется в пределах 50 миллионов долларов, однако, эта сумма слишком неподъемна для России, поэтому наверняка в дальнейшем будет вестись речь о создании международного консорциума с привлечением иностранного капитала. Не исключено, что "Халлибертон" вольется в состав консорциума наряду с ЦКБ "Рубин" и двумя бельгийскими и голландскими компаниями. Как заявил заместитель Генерального директора ЦКБ "Рубин" Геннадий Сорокин, эти пока не называемые компании уже высказали готовность внести по 100 тысяч долларов в начальный капитал консорциума. Впрочем, как отметил Владимир Навроцкий, Северный Флот остается за рамками обсуждаемого проекта. Сейчас, когда судьба операции по подъему тел членов экипажа "Курска" решена, перед руководством ВМФ возникает новая задача. Я беседую по телефону с Владимиром Навроцким: Сейчас речь, в основном, ведется о подъеме лодки, проработке дальнейшего проекта всей операции по подъему, и все сроки сдвигаются на лето будущего года, но как сам корпус лодки будет готовиться к такому большому перерыву между этой операцией и последующей, что будут делать, есть ли какие-то планы по сохранению отсеков, где находятся ядерные реакторы?

Владимир Навроцкий:

Очень важный вывод из всего, что сделано - то, что переборки между третьим и четвертым, четвертым и пятым, пятым и шестым, а шестой - уже реакторный отсек - эти переборки целы. Эти переборки удержали ту взрывную волну, которая шла из второго отсека, уничтожила третий, сильно пострадал четвертый... Эта информация уже говорит о том, что реактор не поврежден. О том, что он заглушен, говорят результаты тех радиационных мониторингов, которые проводили и норвежские специалисты, и российские, и до этого три российских института работали, и датчики стоят там до сих пор - то есть, в этом проблем нет.

Андрей Королев:

Между тем, у международных наблюдателей свой взгляд на проблему. Эксперт норвежской экологической организации "Беллуна" Игорь Кудрик, находящийся в настоящий момент в Осло, с которым я говорил по телефону, полагает, что на следующий год российские специалисты столкнутся с гораздо более серьезными проблемами:

Игорь Кудрик:

Военные мало что могут сделать после того, как была завершена операция, поскольку, как известно, у военных нет сил и средств для того, чтобы спускаться к лодке, Единственная задача, но это будет уже очевидно задача не военных, а ЦКБ "Рубин", которое занимается всем этим -содействовать созданию международного консорциума, который начнет сбор средств для этой операции.

Андрей Королев:

Лодке предстоит лежать на дне несколько месяцев - до начала операции по ее подъему. Как вы полагаете, как может повести себя в таком случае реактор лодки? Нет ли опасности утечки радиации, прободения реакторных отсеков и, соответственно, выброса изотопов в атмосферу и в море?

Игорь Кудрик:

Опасность, разумеется, существует, поскольку реактор был заглушен аварийным способом, и реактор является горячим, и коррозионные процессы от этого - холодная вода, горячий реактор - они как бы усиливаются, Исключить того, что к тому времени из реактора начнется вымывание радиоактивности нельзя, то есть, очевидно, это так и произойдет. О масштабах, конечно, говорить трудно, но это будет локальное загрязнение, которое на общую экологию Баренцева моря не повлияет. Но оставлять лодку там, конечно, - не очень хорошая идея, и необходимо, чтобы эта операция была завершена как можно быстрее, и не усугублялась ситуация с реактором - тогда это будет сделать гораздо труднее.

Андрей Королев:

Если подвести итог 18 минувшим дням, то стоит отметить, что военным удалось решить несколько задач: помочь родственникам погибших моряков предать земле хотя бы 12 тел, убедиться в эффективности некоторых иностранных технологий, приобрести опыт у норвежских и американских специалистов; наконец, научиться говорить хотя бы часть правды, которая все же прорывалась за колючую проволоку КПП... Политическую оценку операции даст другое время.

XS
SM
MD
LG