Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Химические бомбы на дне Балтийского моря - ситуация критическая


Ведущий программы "Liberty Live" Дмитрий Волчек:

Немецкие снаряды и бомбы с отравляющими веществами, затопленные по окончании Второй Мировой Войны в Балтийском море у берегов Дании и Швеции, способны в ближайшие годы нанести колоссальный ущерб странам Скандинавии и Балтии. Об этом заявляют участники совместной российско-германской научно-исследовательской экспедиции, обследовавшей район захоронений. С научным руководителем экспедиции - профессором, доктором технических наук, вице-адмиралом Тенгизом Борисовым, беседовал корреспондент Радио Свобода Илья Дадашидзе.

Илья Дадашидзе:

Вы только что вернулись из экспедиции с Балтийского моря. Что это была за экспедиция и каковы ее цели?

Тенгиз Борисов:

Это была совместная экспедиция, которая проводилась силами РАН, МЧС, в ее организации также приняли участие Национальный Комитета Экологической Безопасности и Фонд "Победа - 1945-й год", а также еще один бельгийский фонд. Цель экспедиции - обследование мест затопления трофейного химического оружия, которое досталось союзникам после окончания Второй Мировой Войны. Это - район острова Бархольм в Балтийском море и район Люссекильского захоронения в проливе Скагеррак. Остров Бархольм в Балтике, а пролив Скагеррак находится между Данией и Швецией и соединяет Балтику с Северным морем.

Илья Дадашидзе:

Результаты экспедиции?

Тенгиз Борисов:

Это была уже третья экспедиция в эти районы. Первая состоялась в 1997-м, вторая - в 1998-м, в прошлом году нам не удалось, к сожалению, достать средств, и эта была уже через практически через два года после последней, и должен сказать, что результаты нас разочаровали, точнее, может, как ученых и обрадовали - наши предсказания подтвердились, но экологическая обстановка очень сильно ухудшилась за последние два года. Мы обнаружили следы протечек боевых отравляющих веществ из этих захоронений. В первую очередь, это касается соединений мышьяка, что свидетельствует о протечках боевого отравляющего вещества люизит, которое присутствует в этих захоронениях в проливе Скагеррак. Также были найдены микроорганизмы, свидетельствующие о протечках иприта или так называемого "горчичного газа", и впервые были обнаружены следы выхода такого боевого отравляющего вещества как зарин. Я должен оговориться, что пока результаты сугубо предварительные - более точные результаты анализов будут примерно через месяц - сейчас идет обработка результатов.

Илья Дадашидзе:

А как проходила экспедиция?

Тенгиз Борисов:

Было очень много проблем финансового плана. Поэтому помощь различных фондов и общественных организаций позволила все-таки вывести судно в море. Судно - "Профессор Штокман", Российской Академии Наук, достаточно неплохо оборудованное, экспедиция была международная. В ней принимали участие специалисты из Германии, в ее подготовке участвовали представители Франции и должен сказать, что общими усилиями удалось состыковать, в конце концов, немецкий подводный аппарат с российским сонаром и удалось впервые получить съемки подводного положения затонувшего судна с химическими боеприпасами. А вообще в этом районе на грунте лежат 27 судов. Некоторые из них при погрузке развалились на две или три части. Наши съемки подтвердили худшие предположения - вокруг буквально кишит жизнь - огромное количество креветок, морские рыбы, угри, и идет интенсивный лов рыбы. Когда мы по ночам выходили на палубу, море было буквально испещрено огоньками рыболовных судов, все дно покрыто следами траловых досок и полным ходом идет добыча морепродуктов.

Илья Дадашидзе:

А какая перспектива? Что может быть от того, что море разъедает стенки этих боеприпасов с отравляющими веществами - каковы перспективы, если не будут приняты меры?

Тенгиз Борисов:

Если меры не будут приняты, то произойдет так называемый "залповый выброс": одновременное попадание в воду большого количеств отравляющих веществ. Поскольку снаряды и бомбы затоплены контактно, в трюмах судов, то наступит момент, когда верхние слои продавят лежащие ниже, и в воду попадет сразу такое количество отравляющих веществ, которое морская среда не сможет переработать. То, что сейчас идут протечки - они свидетельствуют о том, что процесс идет достаточно интенсивно, но сколько времени осталось до такового залпового выброса - сказать трудно, по нагим оценкам - несколько лет.

Илья Дадашидзе:

И что тогда может быть?

Тенгиз Борисов:

При залповом выбросе такое пятно загрязнения тяжелыми металлами и отравляющими веществами практически накроет пролив Скагеррак, подводными течениями это будет вынесено в Балтийское море и, возможно, в Северное. Течения там имеют довольно сложный профиль, и надо сказать, что тогда надо будет прекращать рыболовство в этих районах, потому что по пищевым цепочкам отравляющие вещества попадут на стол человека. Надо сказать, что даже микроскопические дозы таких отравляющих веществ, как люизит, способны сбить генетический код любого живого существа, и через три-четыре поколения это может привести к мутациям, появлению уродств.

Илья Дадашидзе:

И что можно сделать?

Тенгиз Борисов:

Россия располагает сейчас технологиями, которые позволяют, не поднимая эти боеприпасы, изолировать их прямо на месте. Эти технологии разрабатывались очень солидными нашими оборонными институтами, и мы можем решить эту проблему совместно с другими заинтересованными странами. Грубо говоря, можно эти суда на месте залить бетоном и превратить их в могильники, которые навсегда бы похоронили эти боевые отравляющие вещества и предотвратили бы выброс их в море.

Илья Дадашидзе:

Что для этого нужно, какие средства?

Тенгиз Борисов:

В первую очередь, нужна политическая воля, согласие стран, которые заинтересованы. Возникает вопрос, мне часто его задают: "Почему Россия занимается этой проблемой - боеприпасы немецкие, топили их в водах Дании и Швеции, причем здесь Россия"? Я должен сказать, что этот процесс задевает и нашу национальную безопасность, потому что течение может вынести отравляющие вещества к нашим берегам, в первую очередь - к Калининграду, и мы приобретаем рыбу и морепродукты у стран, которые ведут там промысел. И это касается непосредственно здоровья и россиян. Мы готовы войти в мировую кооперацию по решению этой проблемы со своими технологиями. Должен сказать, что, по разным данным, там затоплено от 42 до 65 судов, набитых боеприпасами, общая масса - 268,5 тысяч тонн, в том числе порядка 55-60 тысяч тонн непосредственно боевых отравляющих веществ, которые, конечно, необходимо нейтрализовать любой ценой, По нашим оценкам, общая стоимость проекта - 1,5 - 2 миллиарда долларов в течение 4-5 лет, которые займет проведение операции. В сравнении с возможным ущербом, который может достигать для стран региона сотен миллиардов долларов, разница на несколько порядков.

XS
SM
MD
LG