Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Экологи продолжают критиковать план операции по подъему АПЛ "Курск"


Андрей Королев, Мурманск:

Международные экологические организации внимательно следят за ходом операции по подъему АПЛ "Курск" со дна Баренцева моря. Иностранные экологи критикуют российские власти, которые не учитывают многие опасные моменты проводимых на дне моря работ.

Сейчас, когда операция по подготовке к сентябрьскому подъему подлодки "Курск" утратила динамику, возникла очередная пауза для специалистов международных экологических организаций. Основной критике экологов подвергается так называемый "паспорт безопасности", который руководство операцией по подъему "Курска" представило на суд мировой общественности. Так, например, представитель норвежской экологической организации "Беллуна" Игорь Кудрик высказывает сомнения в невозможности цепной реакции в ядерной энергетической установке корабля. Установка, по словам Игоря Кудрика, является, безусловно, ядерно-опасным объектом, тогда как все расчеты документа не принимают во внимание факт, что установка уже была подвержена динамическим воздействиям в результате взрывов, потопивших лодку. Кроме того, в "паспорте безопасности" отсутствует описание мероприятий на случай возникновения нештатных ситуаций. Экологи обращают внимание на то, что согласно штатному расписанию на подлодке было 24 торпеды, из которых 22 с боезарядами и две - без боеголовок. В результате новых взрывов может быть поврежден как корпус лодки, исключая ее дальнейший подъем, так и ядерная энергетическая установка. При этом - подчеркивает Игорь Кудрик - в документе умалчивается оценка последствий и комплекс мероприятий, если подобный взрыв произойдет. Экологи международной независимой организации "Грин Клаб" и вовсе допускают, что во время прошлогоднего взрыва мог быть поврежден внешний контур одного из реакторов, вследствие чего подъем "Курска" представляется крайне рискованным мероприятием. Глава Мурманской штаб-квартиры "Грин Клаб" Елена Васильева привела данные, которые, по ее словам, существенно корректируют благостную картину, рисуемую официальными российскими властями:

Елена Васильева:

В прошлом году, когда проводился мониторинг, и когда Комитет по метеорологии Мурманской области вывозил туда свои специальные станции - тогда были зафиксированы на фильтрах повышения стронциево-цезиевых следов. По мнению многих радиологов, вполне возможно, что один из контуров реактора, скорее всего - один из внешних контуров реактора, был поврежден и заместился забортной водой, соответственно-то первый радиационный фон, который мог быть в той воде - он размылся. И вот именно тот след и улавливался тогда той аппаратурой. В настоящий момент, когда заместилась вода и идет как бы постоянная промывка, естественно, не успевает вода насыщаться изотопами, поэтому уловить их очень сложно.

Андрей Королев:

При этом Елена Васильева допускает, что в стенках одного из реакторов могут быть трещины:

Елена Васильева:

Согласно проектной мощности, проектным данным реактора он может выдержать в случае какой-то аварии атмосферное давление в тысячу атмосфер - я задавала опять же вопрос военным радиологам: какова сила мощности была внутри лодки, когда ее разорвало таким образом? И мне везде совершенно разные источники сказали - что более двух тысяч атмосфер. То есть, соответственно, стенки реактора - если они выдержали - это огромное спасибо нашим конструкторам. Но вполне возможно, что имеются трещины, о которых мы пока не знаем, и которые очень сложно обнаружить, особенно в тех вот условиях сейчас, во время взмутнения воды.

Андрей Королев:

Столь же опасной экологам из международной организации "Грин Клаб" представляется и продолжающаяся операция по вырезанию в корпусе "Курска" технологических окон. По словам Елены Васильевой, в районе, где лежит подлодка, скорость подводного течения достигает 7-10 метров в минуту, соответственно, вместе с водой вовнутрь корабля поступает не только вода, но и большое количество ила, в результате чего сам корабль становится тяжелей:

Елена Васильева:

Существует серьезная опасность, что если есть те трещины, о которых не говорили - могут дать о себе знать, если вдруг лодка разломится в этих местах, то есть в районе трещины, может, в районе четвертого-пятого отсеков, то, соответственно, при очень высокой температуре образуется пар, и этот пар, соответственно, вырвется в атмосферу - какое количество изотопов искусственных в нем будет, что он понесет в виде облака на Мурманскую область - это согласно розе ветров - мы не знаем. Сколько этих микрорентген - того же стронция, того же цезия, того же тория, мы можем получить, который имеет период полураспада в среднем полторы тысячи лет, и который остается в организме не только нашем, но и наших детей, то есть, суммируется, и на пятом-шестом поколении уже неизвестно, что с нашими детьми начнет происходить...

Андрей Королев:

Поселок Росляково, куда после подъема планируется транспортировать "Курск", живет обыденной жизнью. Однако, так или иначе все мысли жителей вращаются вокруг предстоящей установки аварийного корабля в док местного судоремонтного завода:

Женщина:

Вы знаете, как говорят, все-таки там еще Норвегия там будет - на них больше веры...

Мужчина:

Напряженка есть, безусловно, не без этого. Все же переживают, ну все ж таки это не игрушка. Ну, в то же время, какая-то, как говорится, надежда есть, вера, что ли, что все будет хорошо.

Андрей Королев:

Сотрудница росляковской аптеки Людмила признается, что жители поселка скупают медикаменты:

Людмила:

Йод-актив разбирают, по таблетке в день все берут. Росляково, наверное, все уже понабирало, еще берут и пьют, и пьют. Так что, конечно, страх есть, как же без страха-то?..

Андрей Королев:

Чего так боятся жители Росляково? Этот вопрос я адресую Елене Васильевой:

Елена Васильева:

Те люди, кто связаны вот с этим заводом, те, кто работали на этом заводе, действительно боятся. Если док можно затопить на 17 метров в глубину, высота самой лодки с девятиэтажный дом - это где-то порядка 18 метров, а транспортировать ее в док будут в подводном положении, под баржой... С учетом вот этой утяжеленности с илом и всем на свете не знают, выдержит ли док. Те же росляковские рабочие обеспокоены еще одним моментом - все они фактически отстранены от работы и там работают совершенно другие люди сейчас, которые непосредственно в этом доке не работали и не знают его каких-то технологических особенностей.

Андрей Королев:

Сегодня доступ на судоремонтный завод поселка Росляково закрыт как никогда, а вся информация о содержании атомохода на стапелях завода будет вывешиваться на специальном табло, которое по несколько раз в день будет оповещать жителей поселка об уровне радиационного фона.

XS
SM
MD
LG