Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Северный Флот по-прежнему старается ограничить доступ журналистов к информации об атомной подводной лодке "Курск"


Андрей Шарый беседует с корреспондентом Радио Свобода в Мурманске Андреем Королевым. Беседа отражает ситуацию на 17.00 по московскому времени.

Андрей Королев:

Вице-премьер Илья Клебанов и Главком ВМФ адмирал Куроедов рассматривают вопрос - это, пожалуй, главный вопрос, об участии в спасательной операции британской минисубмарины "LR-5", которую здесь с нетерпением ждут, как и еще два корабля норвежского ВМФ, которые вчера в 16 часов покинули военную базу в Трансхейме и направляются к месту аварии. Военные надеются, что даже позднее их прибытие, тем не менее, окажет спасительное влияние на ход операции. По-прежнему не сбрасывается со счетов и возможность применения понтонов и бондажных ремней для подъема лодки. Но сейчас ситуация осложняется тем, что ее носовая часть не то, чтобы уходит в грунт, а скорее, на нее намывается течением ил, лодка как бы увязает в этом грунте, и поднять ее через 2-3 дня будет уже крайне сложно. Еще только что поступила информация, что военные эксперты полагают, что экипаж субмарины было спасти практически невозможно. Ссылки на конкретную фамилию, правда, нет. Но, по мнению одного из офицеров Северного Флота, с момента аварии до столкновения субмарины с морским дном прошло не более минуты. По некоторым оценкам, за это время были полностью затоплены три или четыре первых отсека и командный пункт. Все, кто находись в это время в них - как мы не раз уже заявляли, это - 70-75 моряков, в том числе весь командный состав, могли сразу погибнуть от хлынувшей массы воды Я рассказал это как раз к тому, чтобы подтвердить, что слова Ильи Клебанова, который заявил, что у моряков было время для эвакуации хотя бы части экипажа из аварийных отсеков, опровергаются. Времени у них практически не оставалось. К тому же, по всем правилам морского военного искусства подобные отсеки моментально перекрываются, чтобы спасти жизнь остальной части экипажа.

Андрей Шарый:

Сегодня руководство Северного Флота, наконец, прервало информационную блокаду. Была проведена первая пресс-конференция - есть ли у вас ощущение, что журналисты получают какую-то возможность работать более качественно в зоне событий?

Андрей Королев:

Нет, такого ощущения нет. Более того, у нас есть возможность сравнивать то, что заявляют представители Главного Штаба ВМФ в Москве, с тем, что заявляется здесь пресс-службой Северного Флота. Из уст представителя пресс-службы Северного Флота прозвучала информация, слова в слово повторяющая информацию из Москвы. Я был на этом брифинге, журналистов было очень много - здесь около 250 журналистов из различных стран мира, даже из Японии. Я имел возможность из-за плеча Игорь Бобенко - пресс-секретаря Северного флота, посмотреть на листочки, которые он цитировал. И это была присланная по факсу телеграмма пресс-службы штаба ВМФ в Москве. Он слово в слово цитировал своего московского коллегу. Все попытки журналистов задавать ему вопросы были категорически пресечены. Игорь Бобенко сказал, что он не уполномочен отвечать на вопросы прессы. На нашу попытку выяснить, будут ли в дальнейшем на подобные брифинги приглашаться представители командования Северного Флота и спасательных служб, Игорь Бобенко затруднился ответить и сказал, что, скорее всего, к журналистам будет выходить именно он. Здесь все опасаются, что он всего лишь будет дублировать информацию, исходящую из Москвы.

XS
SM
MD
LG