Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Совершенно очевидно, что норвежские и британские спасатели, работавшие на "Курске", столкнулись с целым рядом бюрократических проблем, а также и с откровенной ложью..."


Корреспондент Радио Свобода в Мурманске Андрей Королев рассказывает о ситуации на месте трагедии атомной подводной лодки "Курск" после того, как его покинули норвежские водолазы.

Андрей Королев:

Главной темой для обсуждения сегодня в Мурманске стало то обстоятельство, что норвежские спасатели и их судно покинули место аварии подлодки "Курск". Российские официальные источники называют причиной отказа норвежских специалистов продолжать работы истечение срока контракта. Сами норвежцы, судя по всему, дадут ответы на все вопросы только по прибытии на родину. Естественно, такая спешка порождает новые догадки, связанные с причинами гибели субмарины. Версия об истечении срока контракта представляется надуманной. Среди моряков, как и среди врачей, к какой бы стране они не принадлежали, существует негласное правило, согласно которому все материальные вопросы в случае катастрофы отходят на второй план. Главным все-таки остается спасение людей и тонущего судна.

Вряд ли норвежские специалисты окончательно поверили в невозможность эвакуации с борта атомохода тел погибших моряков, и вряд ли они считают безнадежным делом подъем субмарины, или хотя бы ее транспортировку на более мелкое место, где работу смогут продолжать российские водолазы. "Совершенно очевидно, что норвежские и британские спасатели, работавшие на "Курске", столкнулись с целым рядом бюрократических проблем, а также и с откровенной ложью", - я привел мнение норвежского вице-адмирала Эйнара Скулгена, который руководил операцией с норвежской стороны. Многократно повторявшиеся утверждения о том, что на дне моря сильное течение, и низкая видимость оказались, как говорит норвежский адмирал, не соответствующими действительности. "Видимость на дне составляет 8-10 метров, и скорость течения не превышает полузла. Условия работы очень хорошие, видимость очень хорошая, а течение такое, что водолазы могут стоять на палубе "Курска", сложив руки за спиной", - сказал адмирал.

"Ложь о состоянии моря в районе затонувшей субмарины тормозила все работы и сказывалась на их ходе. Вторая ложь - утверждения о высокой степени повреждения кормового спасательного люка, из-за чего действия норвежцев и британцев постоянно ставились под сомнение", - я вновь цитирую норвежского военачальника, адмирала Эйнара Скургена. Западным спасателям не разрешили произвести съемки субмарины беспилотным подводным аппаратом. Это требовалось для отработки плана по погружению водолазов, а сам район съемок был так мал, что операцию вынуждены были постоянно откладывать. Норвежцам не позволили снять самую главную - носовую часть подлодки. Видеосъемка кормового аварийного люка мало что дала, но при этом, кстати, выяснилось, что все ранние утверждения российских военных о том, что этот люк деформирован, оказались как выразился норвежский адмирал, на грани с ложью. Совершенно не исключено, что именно все эти причины и являются поводом для того, что норвежское судно покинуло район аварии.

Британская минисубмарина "LR-5" находится в зоне аварии, но все эти дни с момента ее появления на месте аварии "Курска" она бездействовала, были два погружения, но при попытке отдраить люки девятого отсека она никак не была задействована. Так что пока британские специалисты никак не задействованы, и их дальнейшая судьба совершенно непонятна.

Андрей Шарый:

Есть ли какая-то более-менее внятная информация о дальнейшей судьбе подлодки, и о том, будут ли, и если да, то как, извлекаться тела моряков?

Андрей Королев:

Сейчас речи о дальнейших планах действия нет никакой. Пока проводятся еще погружения на месте аварии подлодки, но это скорее погружения контрольного плана. У самих спасателей порой возникает такое ощущение, что российские спасатели еще раз пытаются посмотреть на корпус лодки, "погладить" ее, как они выражаются, может быть, таким образом проститься с членами экипажа. То есть, каких-то явных действий и планов командование на ближайшие дни не имеет. Не исключено, что сегодня все-таки командующий Северным Флотом адмирал Попов будет докладывать президенту о каких-то планах, но ни в прессе и общественности, ни в штабе флота этот вопрос никак не обсуждается.

Андрей Шарый:

Этот вопрос очень активно обсуждается нашими западными коллегами. Несколько западных телеканалов показывают возможные варианты подъема полдоки: показывают, как ее можно обвязать сетью из канатов и перетащить в другое место или использовать воздушные шары. Сейчас есть, в частности, информация о том, что Россия, якобы, уже обратилась к одной из британских фирм, специализирующихся на изготовлении воздушных шаров, чтобы они потом приняли участие в подъеме подлодки. Можете ли вы подтвердить эту информацию, или это всего лишь слухи?

Андрей Королев:

Совершенно верно. Такая информация есть и у нас. Однако, начштаба Северного Флота вице-адмирал Михаил Моцак, с которым я сегодня созванивался, сказал, что пока никаких действий со стороны командования Северным Флотом не предпринимается. Естественно, если такие заказы британским компаниям и будут делаться, то они будут исходить, так сказать, из московских кругов, и вопросы будут решаться на уровне министерства иностранных дел. Если говорить о каких-то далеко идущих планах, то, скорее всего, наверное, все-таки наиболее вероятным следует считать план транспортировки самого "Курска" на более мелкое место, где смогут работать российские водолазы. Далее уже можно будет решать вопрос на месте, после того, как лодка будет оттранспортирована: то ли разрезать ее на части, то ли вырезать в корпусе лодки какие-то дополнительные люк, чтобы в дальнейшем проникать вовнутрь и извлекать тела погибших.

Сейчас, конечно, самый главный вопрос - это состояние пятого отсека, где находятся ядерные реакторы. Сегодня вновь командующий Северным Флотом адмирал Вячеслав Попов очень упорно заговорил об этом отсеке. Дело в том, что по всем военным законам пятый отсек, и все люди, которые в нем находятся, при первом же поступлении аварийного сигнала обязаны задраить все люки, чтобы таким образом сохранить жизнь реактору, а уже затем, после срабатывания аварийной защиты, эти люди как бы выступают в качестве страховки - они проводят дополнительные мероприятия по заглушению реактора. В этой связи командующий флотом снова выразил надежду на то, что именно в этом пятом отсеке, где находится реактор, могут оставаться живые люди, во всяком случае, люди, которых можно еще спасти. Но повторяю, что главный вопрос - состояние реактора. Военные рвутся в этот пятый отсек и говорить о том, что вообще ничего не будет происходить на борту лодки мы ни в коей мере не можем.

Что касается возможных сроков поднятия лодки, то, как здесь говорят, "это слишком долгоиграющий проект". Сама лодка может быть извлечена из под воды не ранее лета будущего года, все дело в том, что сейчас на Баренцевом море начинается сезон штормов, и в такую погоду производить подобные работы по поднятию такого аппарата крайне сложно, практически, как говорят специалисты, невозможно. Затем начнется зима, на Баренцевом море начнутся страшные холода, и хотя оно и незамерзающее, тем не менее, при такой работе нужно использовать водолазов, и при столь холодной воде они работать просто не смогут. Поэтому, естественно, все будут ждать либо какого-то очень срочного решения, которое приведет к какому-либо результату уже сейчас, на протяжении месяца-полутора. Если ничего не получится, то весь этот процесс будет отложен на следующий год - на лето, или, может быть, даже на осень.

XS
SM
MD
LG