Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Я надеюсь, что эта трагедия заставит "протрезветь" Владимира Путина и его окружение..."


Корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке Юрий Жигалкин беседует о политических последствиях трагедии атомной подлодки "Курск" с Уильямом Одомом - бывшим главой Агентства по национальной безопасности, генералом в отставке.

Юрий Жигалкин:

Пока в США преобладающая реакция на трагедию в Баренцевом море: сочувствие, хотя пресса и наблюдатели начинают делать из случившегося с атомной подлодкой "Курск" и практические выводы. Какие, на ваш взгляд, уроки можно извлечь из этой трагедии?

Уильям Одом:

Тот факт, что российский ВМФ и российская армия не представляют из себя серьезной боевой силы, не был секретом ни для кого из профессионалов. Гибель "Курска" лишь лишний раз подтверждает это. По крайней мере, два серьезных выводов, как мне кажется, можно сделать. Первое: манера, в которой Кремль отреагировал на произошедшее, добавила Западу серьезных сомнений относительно Владимира Путина. Достаточно посмотреть ведущие американские газеты, которые в один голос отмечают, что Путин вел себя точно так же, как и его советские предшественники. Трудно спорить с тем, что именно по поведению в таких экстремальных ситуациях можно наиболее точно оценить человека. Второй вывод, на мой взгляд, более позитивен: мы увидели, что российская пресса оказалось способной критически оценить произошедшее и потребовать от правительства отчета в том, что действительно произошло в Баренцевом море. Насколько я понимаю это событие, почти не имеет прецедентов в российской истории. Если правительство Путина не попытается задавить эту тенденцию, то это желание прессы реалистично оценить не только саму трагедию, но более глобальные аспекты российского бытия, например, ценность человеческой жизни, может привести к позитивным переменам а России.

Юрий Жигалкин:

Может ли результатом этой трагедии стать новый взгляд на Россию, как на более опасного соседа, который представляет большую угрозу миру, хотя бы в силу ненадежности своего оружия. Грубо говоря: что, если ее стратегические ракеты или система управления ими находятся в том же состоянии, что и подводный флот?

Уильям Одом:

Я не думаю, что последует пересмотр отношения к России, поскольку для профессионалов это не было секретом. Именно поэтому мы выделяем России средства на демонтаж ракетных установок, ядерных боеголовок и обеспечение безопасности ее ядерного арсенала. Я надеюсь, что эта трагедия заставит, так сказать, протрезветь Владимира Путина и его окружение, формирующих во многих аспектах нереалистичную военную и внешнюю политику страны. Она наносит ущерб главным образом России, а не Западу, что и демонстрирует трагедия в Баренцевом море. Понятно, что продолжение строительства и эксплуатации Россией ненадежной военной техники беспокоит Запад, но мне кажется, что это гораздо больший повод для беспокойства для самих россиян.

XS
SM
MD
LG