Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Контракт на подъем АПЛ "Курск" с компанией "Маммут" заключен - авантюра?


Программу ведет Дмитрий Волчек. В ней участвуют корреспонденты Радио Свобода Олег Кусов и Андрей Королев.

Дмитрий Волчек:

Контракт на проведение работ по подъему АПЛ "Курск", затонувшей в Баренцевом море в августе прошлого года, заключен с голландской фирмой "Маммут". Рассказывает Олег Кусов:

Олег Кусов:

Контракт подписан 18 мая между ЦКБ "Рубин", ВМФ России и голландской компанией "Маммут транспорт". С российской стороны свои подписи поставили генеральный конструктор и начальник "Рубина" Игорь Спасский, заместитель главкома ВМФ России Михаил Барсков, с голландской стороны - директор компании "Маммут транспорт" Франц Ван Сеймеерен. По словам присутствующего на церемонии подписания контракта вице-премьера российского правительства Ильи Клебанова, подготовительные работы по подъему "Курска" начинаются фактически 18 мая.

Илья Клебанов:

Работы должны начаться с сегодняшнего дня - подготовительный этап работ, и сам этап работ в Баренцевом море будет состоять из двух этапов. Первый этап начнется где-то в середине июля и должен завершиться, ориентировочно, в первой декаде сентября - 8-10 сентября. Второй этап, непосредственно связанный с подъемом лодки и переводом ее в док, будет, ориентировочно, с 10 по 20 сентября этого года. На первом этапе планируется деление первого отсека, подготовка технологических отверстий, необходимых для второго этапа дополнительного осмотра лодки в районах, где создаются технологические отверстия и в районе первого отсека. На втором этапе это будет уже работа ВМФ Российской Федерации.

Олег Кусов:

Илья Клебанов так представляет себе операцию по подъему лодки:

Илья Клебанов:

В дальнейшем ко второму этапу в район работ подходит баржа с достаточно большим водоизмещением, на которой сверху установлено 20 гидроподъемников, которые отдельно управляют тросами, таким образом, будет 20 технологических отверстий. Вот так вот на барже будут установлены гидроподъемники, тросы будут опущены к АПЛ "Курск" и вместе со специальными захватывающими устройствами заведены в технологические отверстия. Каждый гидроподъемник имеет автономное управление. Все это управляется единой компьютерной системой, таким образом, что эта общая система гидроподъемников позволяет фиксировать лодку с долями градуса, во время ее подъема. Сам подъем, ориентировочно, физически, займет от 8 до 10 часов. После этого специальные стопорные устройства подводятся под низ базы, и троса закрепляются. После этого баржа транспортируется в район дока. Перед доком к ней прикрепляются 2 или 4 специальных понтона, чтобы изменить осадку этой баржи и завести ее в док. После этого она заводится, баржа с лодкой заходит в док, лодка опускается в специальное приспособление, и баржа с понтонами выходит.

Олег Кусов:

Российская сторона не назвала сумму, которая обещана голландским партнерам за выполнение работ в Баренцевом море, сославшись на коммерческую тайну. Не исключено, что эта сумма значительно ниже той, что обговаривалась в прошлом году с международным консорциумом, но Илья Клебанов утверждает, что переговоры с ним прерваны только потому, что российскую сторону не устраивали сроки работ - до середины 2002-го года. Голландская компания "Маммут транспорт" обещает достать лодку с морского дна в сентябре нынешнего года. Ее руководители говорят, что располагают всеми необходимыми для этого техническими возможностями.

Дмитрий Волчек:

О некоторых аспектах подписания контракта с компанией "Маммут" я беседовал с корреспондентом Радио Свобода в Мурманске Андреем Королевым:

Андрей, решение российских властей об отказе от услуг международного консорциума вызвало сложную реакцию, замешательство, как вы полагаете, в чем подлинная причина вот этого скоропалительного решения?

Андрей Королев:

Если критически и хладнокровно оценивать ситуацию, то смену партнеров в канун проведения операции по подъему "Курска" за месяц вряд ли можно назвать неожиданной. Компании, составляющие консорциум - голландские "Хеерема" и "Смит-Так", и американская "Халлибертон" - почти 4 месяца пытались добиться от официальной Москвы хоть какого-то ответа на вопрос о финансовой составляющей проекта, но Москва устами вице-премьера Ильи Клебанова заявляла и продолжает заявлять, что деньги будут найдены при любых обстоятельствах, причем первоначально говорится, что российская доля должна составлять 50 миллионов долларов, потом - 25, а в последнее время суммы не называются вовсе. Одним словом, российская сторона и консорциум демонстрируют полное взаимопонимание в разработке плана операции, проработке ее деталей, и с другой стороны - выслушивали протоколы о намерениях. Справедливости ради надо сказать, что и консорциум тоже вел себя несколько странно. Он, во-первых, не оглашал сумм, которые ему удалось собрать самостоятельно и, во-вторых, всячески поддерживал свое расположение к противоречивым заявлениям и вице-премьера Ильи Клебанова и премьера российского правительства Михаила Касьянова о том, что "контракт уже готов к подписанию", осталось "утрясти некоторые формальности", о том, что правительство уже выделило 25 миллионов долларов на проведение операции... В конце концов, первыми нервы сдали у представителей компании "Смит Так" - они выразили свое недоумение по поводу названных Ильей Клебановым сроков подписания контракта. То, что российской стороне понадобилось чуть более двух суток, чтобы найти нового партнера - в этом ничего сенсационного также нет. Фирма "Маммут" месяца два назад уже называлась в составе консорциума, но по каким-то причинам не значилась в фаворитах этого российско-зарубежного плана. Почему выбор выпадает именно на фирму "Маммут" - судить весьма трудно. Это мало кому известная компания, штаб-квартира которой, по некоторым предположениям, располагается в США. Впрочем, и компании, входившие в консорциум, лишь условно являлись голландскими и норвежскими. Как считается, это компании со стопроцентным американским капиталом, и их штаб-квартиры располагаются в Техасе.

Дмитрий Волчек:

Многие эксперты называют привлечение к операции компании "Маммут" "авантюрой". Я хочу процитировать бывшего начальника аварийно-спасательной службы Балтийского флота России капитана первого ранга Леонида Милодинского и профессора Морского технического университета Петербурга Леонида Васильева. В частности, они говорят: "Как можно заключать контракт на проведение сложнейшей операции с фирмой, единственной значимой работой которой в океане был подъем мамонта"? Действительно, это кажется очень странным и похоже на авантюру?

Андрей Королев:

Видимо, в этом есть своя доля правды. Фирма "Маммут", насколько мне известно, располагает лишь двумя очень небольшими платформами, которые могут, но ни разу по-моему этого не делали, устанавливать нефтяные вышки на шельфах морей, причем на небольших глубинах. Поэтому выбор фирмы "Маммут" для специалистов странен. Тогда как фирма "Халлибертон" - компания, которая располагает достаточными средствами и мощностями, чтобы заниматься работой, подобной операции по подъему АПЛ "Курск". Но нужно учитывать следующее обстоятельство: сама по себе операция уникальная, и вероятно в мире нет ни одной компании, которая могла бы стопроцентно гарантировать ее успех, нет, видимо, в мире ни одной компании, которая бы подобную операцию проводила. Скорее всего, фирма "Маммут" в большей степени рассматривается российским правительством как некий источник поступления средств из-за рубежа. Правда, нам до сих пор неизвестно, каким образом компания собирается привлекать эти средства. Более того, ведь если исходить из сроков, указанных Ильей Клебановым - он сказал, что окончание операции планируется на 20 сентября, а на ее проведение отводится три месяца - это значит, что по самым грубым оценкам ее начало намечено на конец июня - за это время ни одна из компаний, входивших в консорциум, не смогла бы достаточно серьезно подготовиться к проведению этой уникальной операции. Ведь совершенно не случайно представители компании "Смит-Так" в последнее время заговорили о том, что операция будет отложена на лето 2002-го года.

Дмитрий Волчек:

То есть, уже сейчас очевидно, что эти сроки невыполнимы? Я еще раз процитирую эксперта Алексея Васильева - он резонно говорит: "Главное, что сегодня надо сделать - освободить президента Путина от обещания поднять подлодку в этом году". Единственное, что здесь по-настоящему вызывает недоумение - почему буквально за неделю, если не меньше до подписания этого контракта, были названы такие категоричные сроки, и зачем это сделал вице-премьер Илья Клебанов?

Андрей Королев:

Безусловно, это политический момент, мы должны вспомнить здесь обещания Владимира Путина обязательно поднять лодку и выяснить причины аварии, данные им родственникам погибших. Но очень многие специалисты, рассуждая сейчас о компаниях-участницах этой операции, гипотетически рассуждая, забывают совершенно о другой составляющей этой операции - о том где, и в каких условиях будут потом храниться части поднятой субмарины. Называется завод № 82 в поселке Росляково Мурманской области, но мы абсолютно точно знаем, что этот завод не готов к приему подводной лодки, и тем более к ее утилизации, и тем более к содержанию ядерных реакторов. Вот это и российской стороной, и, к сожалению, и иностранной абсолютно не затрагивается, и может быть даже и замалчивается.

XS
SM
MD
LG