Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Норвегия не намерена принимать участие в финансировании проекта подъема АПЛ "Курск" со дна Баренцева моря


Андрей Королев, Мурманск:

Норвегия изначально не входила в созданный 30 ноября прошлого года международный фонд "Курск" и не получала никаких обращений об оказании финансовой помощи в подготовке и проведении операции. Соответственно, она не несет никаких обязательств перед международным консорциумом, в который входят 4 иностранных компании - голландские "Хеерема", "Смит Так" и "Имамут", а также американо-норвежская "Халлибертон", специалисты которой уже участвовали в операции по подъему тел членов экипажа "Курска" осенью минувшего года. Очевидно, как говорит представитель МИД Норвегии, участие "Халлибертон" ассоциируется у отдельных руководителей международного фонда с мнением официального Осло, однажды обратившегося к правительствам заинтересованных стран с просьбой ускорить решение вопроса о финансировании проекта по подъему подлодки. Однако, "Халлибертон" является частной компанией, и правительство Норвегии не может нести ответственность за действия ее руководителей.

Пока же участие королевства в программе по подъему атомохода ограничивается лишь заявлениями по поводу задержки подписания контракта между российской стороной и консорциумом. Ранее фонд "Курска" обратился к главам правительств стран ЕС, США, Японии, Канады, Норвегии с призывом выделить, по меньшей мере, по два миллиона евро на подъем "К-141". Но это лишь половина суммы, необходимой для осуществления плана. Вторая часть должна была поступить из России. Однако, официальная Москва до сих пор не может внятно ответить на вопросы: из каких она источников она намеревается проводить финансирование, и когда поступят деньги. Несмотря на призывы фонда не терять деньги, руководители российской правительственной комиссии по расследованию причин гибели атомохода держат паузу. Поэтому задержка с подписанием документа может поставить под угрозу реальность осуществления намеченной на лето 2001-го года операции. Столь же запутанной остается ситуация с экологическими организациями, которые должны были присоединиться к проекту в части проведения экологического мониторинга предстоящей операции. Однако, руководство норвежской экологической организации "Беллуна" высказывает недовольство тем, что сам фонд до сих пор не раскрывает деталей операции. Как заявил в среду в телефонном интервью Радио Свобода представитель "Беллуны" Игорь Кудрик, все заинтересованные в осуществлении проекта стороны настолько засекретили свою деятельность, что даже компания "Халлибертон", чьи сотрудники всегда шли на контакт с экологами, в этот раз хранит режим полного молчания. Между тем, у экологов накопился ряд вопросов к международному фонду "Курск":

Игорь Кудрик:

Дело в том, что непонятно, что происходит с фондом... Например, в тот же МИД Норвегии не поступало никакого запроса фонда по поводу финансирования. Причем с российской стороны непонятно что происходит: то выделяют деньги, то не выделяют - неопределенность во многом играет свою роль...

Андрей Королев:

Комментируя нежелание норвежского правительства участвовать в финансировании операции по подъему атомохода "Курск", Игорь Кудрик пояснил, что летом и осенью прошлого года норвежская сторона взяла полностью на себя все расходы по осуществлению двух операций - по спасению экипажа и по подъему тел погибших подводников. В общей сложности Норвегии это обошлось как минимум в 500 тысяч долларов, тогда как российская сторона не внесла в оба проекта ни копейки. Взвалив финансовое бремя на небольшое соседнее государство, Россия потребовала от норвежских специалистов хранить молчание о деталях проводившихся операций, что, по словам Игоря Кудрика, подтверждают соответствующие документы о неразглашении, подписанные водолазами компании "Халлибертон". Что касается вопроса о необходимости подъема подлодки, то в Норвегии существует одно мнение: лодка должна быть поднята в установленные контрактом сроки. Подобного мнения придерживаются и высокопоставленные представители российской стороны. Член правительственной комиссии по расследованию причин трагедии вице-адмирал Валерий Дорогин убежден в том, что "Курск" необходимо поднимать отнюдь не для установления причин гибели атомохода или извлечения тел экипажа - военных в первую очередь интересует атомный реактор - его поведение в этой ситуации и то, почему он выдержал оба взрыва и удар о дно. Иными словами, военные до сих пор не уверены в целостности реактора и не знают, как он поведет себя в дальнейшем. Кроме того, атомоход залегает в 15 милях от магистрального трубопровода, по которому Россия планирует транспортировать газ на материк от Штокмановского газоконденсатного месторождения, освоение которого должно начаться в 2010-м году. В случае возникновения аварийной ситуации на лежащей на дне подлодке деятельность газопровода будет поставлена под серьезную угрозу - это еще один из резонов, заставляющих международное сообщество предпринимать усилия по подъему подлодки.

Между тем, в поселке Видяево, где продолжают оставаться около 40 семей погибших подводников, продолжают и высказывать собственное мнение, далекое от экономических и политических расчетов. По мнению одного из родственников, "Курск" должен оставаться на дне моря:

Родственник погибшего подводника: Зачем сегодня еще раз по живому, по незажившим ранам проходить пилой и топором. В конце концов, есть международный договор, подписанный тогда еще Советским Союзом и подтвержденный Россией, что место гибели моряков, будь-то корабль надводный, или подводный - это могила.

Андрей Королев:

По имеющейся информации, первые тренировки участников операции по подъему "Курска" должны были начаться уже в середине марта, однако, пресс-служба Северного Флота пока воздерживается от оглашения точной даты, отсылая прессу в ЦКБ морской техники "Рубин", которое является главным проектантом и разработчиком операции с российской стороны.

XS
SM
MD
LG