Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Споры вокруг заявления генерального прокурора России о возможных причинах гибели АПЛ "Курск"


Программу ведет Андрей Шарый. Участвуют корреспонденты Радио Свобода: в Мурманске - Андрей Королев, и в Санкт-Петербурге Татьяна Валович, она беседовала с председателем Петербургского клуба моряков- подводников Игорем Курдиным.

Андрей Шарый:

Сделанные в Мурманске генеральным прокурором России Владимиром Устиновым заявления по поводу завершения следственных действий на борту подводной лодки "Курск" вызвали довольно бурную общественную реакцию, и не только потому, что их долго ждали. У нас в прямом эфире корреспондент Радио Свобода в Мурманске Андрей Королев. Андрей, прежде всего, у меня вот какой вопрос: судя по заявлениям Устинова и главнокомандующего ВМФ России адмирала Куроедова, версией, в которой следствие почти не сомневается, остается время о взрыве учебной торпеды "Кит" в самой лодке. Речь идет о технических причинах катастрофы или о так называемом человеческом факторе?

Андрей Королев:

Видимо, нужно рассматривать проблему комплексно и с двух сторон. Во всяком случае, к этому призывают Генпрокуратура и командование ВМФ, да, собственно говоря, журналисты и наблюдатели все это прекрасно понимают. Заявление адмирала Куроедова новизной не блеснуло, и ожидалось два года назад, когда военные наблюдатели впервые заговорили о вероятном взрыве торпеды. Следует напомнить, что в августе 2000-го года, сразу же после катастрофы, специалисты предположили, что одна из торпед при подготовке к стрельбе могла застрять в носовой части и взорваться от перегрева, после чего сдетонировал остальной боезапас. Но сейчас, после откровения Владимира Куроедова, отказавшего в доверии торпеде 65-76 "Кит" с перекисноводородным двигателем, становится ясно, что использование маловодной перекиси в качестве торпедного топлива не просто опасно, но и недопустимо. Чтобы было понятно, как ведет себя торпеда типа "Кит", прибегну к пояснению специалистов. Обычно в качестве топлива на торпедах этого образца используется керосин, но для поступления в двигатель воздуха применяется перекись водорода, которая представляет собой легковоспламеняющуюся жидкость. Через несколько дней после катастрофы по поселку Видяево, откуда Курск ушел на учения, ползли упорные слухи о том, что во время погрузки одной из торпед рабочие обронили ее, она ударилась о причал и получила повреждения, причем повреждения были столь незначительными, что специалисты не сразу обнаружили трещины в корпусе торпеды. И уже в море через образовавшиеся трещины в топливное отделение мог поступать кислород, в результате чего произошло самовоспламенение перекиси водорода. Не исключено, что именно на это указывал капитан Лячин в своем докладе о неисправной торпеде. Впрочем, военные до сих пор не признают, что такой доклад был в действительности, тогда как наблюдатели, следившие за ходом учений, практически в один голос заявляют, что доклад командира подлодки об аварийной ситуации был единственным, который поступил на пульт командующего Северным Флотом, осуществлявшего руководство маневрами. Так что, видимо, следует говорить как о технической стороне дела, так и о пресловутом человеческом факторе.

Андрей Шарый:

Генеральный прокурор России Владимир Устинов довольно резко высказался о разгильдяйстве как командования Северного Флота, так и самого экипажа "Курска". Это его заявление вызвало очень резкую реакцию родственников погибших подводников, многие из которых звонили в Петербургский клуб моряков-подводников. Из Санкт-Петербурга - Татьяна Валович:

Татьяна Валович:

Обвинение генпрокурора России экипажа АПЛ "Курск" в разгильдяйстве вызвало волну возмущения среди военных подводников и родственников погибших моряков. Вот как прокомментировал это заявление председатель Петербургского клуба моряков-подводников Игорь Курдин:

Игорь Курдин:

Такие комментарии выглядят не очень корректно. Если бы назвали, допустим, причину, официальное заключение, а так все это идет какими-то намеками - разгильдяйство экипажа, разгильдяйство командования. Встает вопрос: будет какое-то официальное мнение, которое сформирует правительственная комиссия, которую сформируют Генеральная прокуратура, правительство, и назовут тогда виновников аварии, и все остальное? Потому что, с одной стороны, экипаж уже весь награжден орденами, посмертно Лячину присвоено звание героя, для родственников с фактом награждения становится уже однозначно, что они невиновны.

Татьяна Валович:

Более жестко высказался отец погибшего на "Курске" капитан-лейтенанта Дмитрия Колесникова Роман Колесников:

Роман Колесников:

Обвинение экипажа вообще некорректно. Во-первых, их нет, они не могут себя защитить и сказать, почему и как они действовали в той или иной ситуации. Когда пытаются говорить, что там проявили какую-то безалаберность или еще что-то - это нужно все положения строго доказывать. Генпрокурор, он, в общем, подыскивал слова, чтобы что-то нехорошее сказать об экипаже, чтобы быть до конца объективным. Такие попытки должны пресекаться в зародыше. Эта практика существовала еще со времен гибели линкора "Новороссийск", когда пытались впрямую переложить вину на экипаж. И, кстати, в этих ситуациях защищал экипаж председатель государственной комиссии, и вся государственная комиссия - они объективно разбирались во всем, о чем свидетельствуют документы по этому поводу. Сейчас, к сожалению, наша государственная комиссия таких попыток не делает.

Татьяна Валович:

Как отметил председатель Петербургского клуба моряков-подводников Игорь Курдин, после проведенной в Мурманске пресс-конференции Генпрокурора Владимира Устинова сложилось впечатление о несогласованности действий Генпрокуратуры и правительственной комиссии по расследованию причин гибели атомохода "Курск".

Андрей Шарый:

Вопрос в Мурманск Андрею Королеву. Андрей, насколько достоверными могут быть обрывочные сведения о нарушении внутреннего распорядка экипажем подлодки во время катастрофы?

Андрей Королев:

Они могут быть как достоверными, так и нет. Естественно, никто из наблюдателей, никто из следователей, никто из специалистов не может сказать, что происходило внутри подлодки за несколько минут до катастрофы. Мы знаем, что вся аппаратура, все самописцы, которые изучает следствие, пока ничего не дали. Ни одна из последних минут жизни на лодке нигде не зафиксирована, что подчеркнул господин Устинов. Что касается оценки заявлений генпрокурора, то ее, видимо, следовало ожидать. Генпрокуратура в лице Владимира Устинова все-таки, как мне представляется, поступает достаточно осторожно, не называя имен и не говоря о том, кто же должен быть обвинен в разгильдяйстве. Я хотел бы обратиться к интервью, которое я буквально несколько месяцев назад брал у господина Курдина в Петербурге. Я задал ему вопрос: может ли кто-то из членов экипажа быть повинен в гибели "Курска"? Тогда господин Курдин не исключил такой возможности, правда, оговорился, что, скорее всего, ошибка произошла на берегу.

Андрей Шарый:

Почти все останки моряков с подводной лодки обнаружены и опознаны. Но среди них, насколько известно, нет останков командира подводной лодки капитана первого ранга Лячина. Что говорят эксперты в Мурманске по этому поводу?

Андрей Королев:

Здесь много версий. Одна из них, наиболее, что ли, приемлемая - версия о том, что сейчас тело капитана Лячина находится в морге Североморска в лаборатории на опознании. Правда, генеральный прокурор Владимир Устинов и прокурор Северного Флота Владимир Мулов пока не дают точного ответа на вопрос, принадлежат ли останки найденного моряка Лячину. Есть другая версия, что капитана Лячина вообще не было на подлодке в момент ее подъема со дна моря, что тело Лячина было вымыто из подлодки еще в августе прошлого года, но все это версии. Естественно, мы узнаем, кому принадлежат находящиеся сейчас в Североморском госпитале тела, буквально через несколько дней.

XS
SM
MD
LG