Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Социолог Эрик Фассен – о "деле Стросс-Кана" как примере коллективной педагогики


"Дело Стросс-Кана" - первополосная новость французских газет

"Дело Стросс-Кана" - первополосная новость французских газет

В США возобновляется суд над Домиником Стросс-Каном. Экс-главу МВФ, известного французского политика, лидера социалистической партии обвиняют в попытке изнасилования и сексуальных домогательствах к горничной нью-йоркского отеля. По просьбе Радио Свобода об отношении французского общества к "делу Стросс-Кана" размышляет Эрик Фассен, социолог из парижской Ecole Normale, автор исследований о сексе и расовой принадлежности:

– Прежде всего, я думаю, надо быть осторожнее, интерпретируя позицию французского общества в целом. Что мы знаем? Во-первых, то, что говорят средства массовой информации. Во-вторых, результаты первых опросов общественного мнения, согласно которым, французы с трудом верят в эту историю. Что не так уж и удивительно. Многие французы поверили в теорию заговора и это легко объяснить: каждый раз, когда происходит что-то, что кажется неправдоподобным, люди склонны искать объяснение происходящего в теориях заговора. Так было после убийства Кеннеди. Так было после терактов 11 сентября. Поэтому подобная реакция не может служить свидетельством того, что французы по-настоящему верят в невиновность или, наоборот, в виновность Доминика Стросс-Кана.

Дело Доминика Стросс-Кана представляет собой пример коллективной педагогики. Некоторые политики немедленно выступили в средствах массовой информации с заявлениями о невиновности Доминика Стросс-Кана, некоторые из них стали сразу же говорить о заговоре. Но их слова сразу же вызвали резкую критику. В частности, феминистские круги выступили с критикой сексизма ряда публичных высказываний. И сегодня те люди, которые сначала публично говорили о невиновности Доминика Стросс-Кана, теперь раскаиваются. Они понимают, что общественное мнение во Франции по этому вопросу, возможно, меняется у них на глазах. Таким образом, во Франции нет неизменной точки зрения на эти темы. Есть история относящихся к сексу представлений и норм. Сегодня эти нормы и представления меняются под влиянием дела Доминика Стросс-Кана.

– Первым доказательством ваших слов об изменениях во французском обществе, вероятно, можно считать отставку государственного секретаря французского правительства по делам госслужбы Жоржа Трона 29 мая. Он вынужден был принять такое решение после того, как две его бывшие подчиненные выдвинули против него обвинения в сексуальных домогательствах. Некоторые из первых реакций на дело Стросс-Кана были вполне непосредственными и оттого шокировали. Самый яркий пример: основатель общественно-политического еженедельника "Марианн" Жан-Франсуа Канн, говоря о деле Доминика Стросс-Кана, использовал устаревшее насмешливое французское выражение "troussage de domestique", которое можно приблизительно перевести на русский язык как "развлечься со служанкой".

– Прежде всего, эти слова отражают классовый подход. В 2000-ых годах во Франции тема сексуального насилия обсуждается довольно часто. Французы знают, что сексуальное насилие существует и довольно распространено. Но все это относится к молодежи из бедных кварталов, зачастую иностранного происхождения. И редко кто-то говорит о презумпции невиновности. Обсуждается даже практика группового изнасилования. Предполагается, что групповое изнасилование – это характерная особенность специфической культуры этих бедных пригородов. В это французы готовы были верить с легкостью. То есть, согласно классовому подходу, насильники – это те, "другие".

Сегодня, когда подобные обвинения выдвигают не против кого-то, кто принадлежит к бедным слоям населения, а против человека, наоборот, принадлежащего к господствующему классу, мы видим: реакция совсем другая. Некоторые люди готовы проявить снисходительность. Они были очень строги по отношению к молодым людям из бедных пригородов, а вот когда речь идет о главе МВФ, очень внимательно относятся к презумпции невиновности.

– Играет ли здесь роль "расовый вопрос"?

– Да, не стоит забывать, что предполагаемая жертва – чернокожая женщина родом из Гвинеи, из бывшей французской колонии. Что из этого вытекает? Получается, что сегодня существует тенденция считать нормой насилие по отношению к такой женщине. Вспомните всю колониальную историю Франции, все злоупотребления и насилие колониальной эпохи, а также идею, что насилие по отношению к колонизируемым не подвергается такому уж осуждению… Думаю, это очень опасная тенденция, это не только классовая дискриминация, это расовая, колониальная дискриминация.

(Фрагмент программы Елены Фанайловой "Свобода в клубах")

Об отношении к "делу Стросс-Кана" в Америке – читайте интервью с профессором Мичиганского университета Владимиром Шляпентохом.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG