Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как выборы в России могут отразиться на американо-российских отношениях?


Корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке Юрий Жигалкин беседует с Маршаллом Голдманом, содиректором Центра российских исследований Гарвардского университета.

Юрий Жигалкин:

Как вы считаете, думская победа какого из предвыборных блоков могла бы привести к улучшению американо-российских отношений?

Маршалл Голдман:

В данной ситуации я не вижу принципиальной разницы. Конечно, если победит партия Зюганова, то это будет тревожный знак. В целом же, гораздо большее значение для двусторонних отношений будут иметь президентские выборы. Как и прежде, надежды на улучшение отношений может прибавить победа на выборах реформаторских сил, что будет означать окончательный отказ России от тоталитарного прошлого. Что же касается ближайшего будущего, то в случае победы блоков "Единство" или "Отечество" американо-российские отношения вряд ли подвергнутся некоторым изменениям. Очевидно, что сейчас у США два критерия, на основании которых они строят свои отношения с Россией - ее готовность к урегулированию чеченского конфликта и готовность российского правительства к борьбе с коррупцией. К сожалению, ни одна из партий, претендующих на большинство в Думе, не способна, я думаю, на такие шаги. Надо сказать, что американские специалисты по России относительно того, что там происходит, испытывают смешанные чувства неверия, надежды и изумления. Эта предвыборная кампания показывает, насколько слаба российская демократия, и как сильно электорат подвержен прямому и грубому манипулированию Открытая агитация на центральном канале телевидения за несколько недель, если верить опросам, заставила большинство россиян в коре изменить свои предвыборные предпочтения и вывела в фавориты блок "Единство", почти лишив надежд на победу "Отечество". Мало того, когда приглядываешься к большинству ведущих кандидатов, на память приходит Мексика. В ее политической верхушке сплошь интеллектуальная элита - люди с дипломами лучших западных университетов, но придя к власти они почему-то проявляют себе мошенниками. Я опасаюсь, что эти выборы приведут к власти людей не способных и не готовых справится с российским беспорядком.

Юрий Жигалкин:

Как вы считаете, могут ли США сделать для себя некоторые выводы, видя, как легко, контролируя телевидение, можно манипулировать российским электоратом и теоретически привести к власти любого желанного кандидата?

Маршалл Голдман:

Повод для беспокойства существует, хотя бы потому, что легко представить, скажем, что коммунисты, придя к власти, воспользуются тем же средством для достижения своих целей. Когда в 1996-м году телевидение пришло на помощь Ельцину, повод для опасений был не столь очевиден, тогда победил "хороший" человек. Эта предвыборная кампания, я думаю, должна внушить опасения и в Белом Доме, и окончательно избавить его от, если они еще остались, иллюзий относительно того, с каким партнером мы взаимодействуем. Демократия в России находится в зачаточном состоянии. Спектр информации, предлагаемый россиянам, узок, трудно даже представить себе, где еще общественное мнение по такому принципиальному вопросу может меняться так быстро в результате телевизионной кампании.

XS
SM
MD
LG