Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ирина Хакамада о выборах


Ведущий программы "Liberty Live" Владимир Бабурин беседует с третьим номером в списке СПС Ириной Хакамадой.

Владимир Бабурин:

Ирина, скажите пожалуйста, все отмечали, что СПС достаточно умело и толково использовал имидж нынешнего премьера Владимира Путина. В частности, многого стоило заявление Владимира Путина за неделю до выборов о том, что ему нравится экономическая программа "Союза правых сил", ну а ролик, где ваш портрет и портреты Сергея Кириенко и Бориса Немцова мелькают вместе с портретом Путина тоже, наверное, сыграл определенную роль?

Ирина Хакамада:

Мы проанализировали ситуацию на последней неделе и данные ВЦИОМа, а это наиболее солидная организация, которая все-таки работает в реальных рейтингах и реальном времени, показали, что действительно за последнюю неделю рейтинг СПС повысился, но всего лишь на 1 процент. Уверяю вас, что если бы до этого у нас не было никаких шансов перейти 5 процентов, то подобная технология бы не помогла.

Владимир Бабурин:

Ирина, скажите пожалуйста, у вас есть какие-то хотя бы первые сведения, как дела у представителей СПС в одномандатных округах и, в частности, у вас?

Ирина Хакамада:

У меня еще нет сведений по округам. Я вам, к сожалению, ничего не могу сказать. Единственное, что я точно знаю, что в Москве ситуация с одномандатными округами у СПС плохая. Благодаря страшному давлению администрации и нарушению очень многих предвыборных технологий, в Москве, в принципе, по-моему, ни один кандидат СПС не имеет шансов пройти в Думу.

Владимир Бабурин:

Скажите пожалуйста, СПС обращался сегодня в Центральную избирательную комиссию, и даже, насколько я знаю, в Генеральную прокуратуру и московскую прокуратуру, указывая на нарушения, допущенные сторонниками Юрия Лужкова. Одно из заявлений было даже о необходимости снятия с предвыборной дистанции ОВР. Это просто красивый шаг, или вы действительно надеетесь, что в конечном итоге движение ОВР будет снято?

Ирина Хакамада:

Я знаю, что вы имеете в виду заявление Михаила Гельмана. Но я думаю, что это - эмоциональная реакция расстроенного человека. Нарушения будут везде, но я не думаю, что они таковы, что можно будет поставить вопрос о снятии ОВР. Мы сейчас проанализируем все-таки все документы, и более серьезная позиция будет выработана позже, и мы скажем, что мы думаем о нарушениях в Москве. В Москве, конечно, была очень тяжелая ситуация.

XS
SM
MD
LG