Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Беседа с Артемом Тарасовым - кандидатом в губернаторы Санкт-Петербурга


С Артемом Тарасовым беседуют журналисты Радио Свобода Михаил Соколов и Виктор Резунков.

Михаил Соколов:

Гость Московской Студии Радио Свобода - Артем Тарасов, известный предприниматель, президент фирмы "ФИДЕ Коммерс". Он приехал в пятницу, 14 апреля, из Лондона в связи с тем, что в этот день он был зарегистрирован кандидатом в губернаторы Санкт-Петербурга. Итак, Артем Михайлович, зачем вы едете в Санкт-Петербург, что вас заставило бросать работу в Лондоне и после достаточно долгого перерыва втягиваться в российскую политику?

Артем Тарасов:

Сразу хочу сказать, что я не еду в Санкт-Петербурге, чтобы организовать очередную революцию. Тогда я бы приехал туда из Германии в пломбированном вагоне, а так я, наверное, все-таки еду открыто. Я не еду в Санкт-Петербург, чтобы в полной мере участвовать в каком-то политическом шоу, которое называется "выборы". Мне кажется, что выборы губернатора - это на одну вторую или одну треть политика. А, в принципе - это соревнование людей, которые предлагают свои пути нормальной хозяйственной реформы, которые могут принести людям облегчение и вывести город из той ситуации, в которой он находится. Я не буду сейчас говорить об этом - это все знают, и жители города знают лучше. Поэтому, никакая это не политика и не политическая борьба.

Я, конечно, приехал не в отпуск... Я абсолютно не согласен с тем, что здесь уже все решено и побеждает Яковлев, и я хочу на самом деле лично в этом убедиться - неужели на самом деле народ уже настолько подвластен навязанной идее, что он пойдет хором и строем голосовать, и что вообще -"безальтернативные выборы". Если это так, то я хочу, по крайней мере, видеть это своими глазами, потому что мне кажется, что Санкт-Петербург - это как раз наименее возможное для такого голосования место в России, какое вы только можете себе представить. Это - город европейский, свободный, с традициями. Не может народ опуститься до такого положения, когда ему что-то укажут, прикажут - я не знаю - зомбируют, его идеей, что нет кандидата, и все они пойдут и будут голосовать за кого попало. И я уверен, что народ недоволен Яковлевым, потому что есть, чем быть недовольным, я знаю город, я знаю его проблемы. У меня в Санкт-Петербурге масса друзей и родственников, и вот я приехал предложить свою программу, свои услуги, свой опыт, деньги, в конце концов, большие деньги, которые стоят за мной за рубежом, и которые я готов привлечь для инвестиций в Санкт-Петербург.

Михаил Соколов:

А вы знаете, что питерцы чужаков не любят - и москвичей , и лондонцев, наверное, тоже ?

Артем Тарасов:

Да, как вам сказать, это тоже пропаганда, пропагандистский ход, думают, что сработает, "москвичи", они уже два месяца теребят... У нас обмен идет нормальный, санкт-петербуржцы переезжают работать в Москву, а Москва, а теперь и Лондон начинают отправлять туда свои кадры на стажировку, а потом, я, может, лет через 10 и в Москву вернусь.

Виктор Резунков:

Артем Михайлович, какие меры вы намерены предпринять в случае вашего избрания губернатором в отношении ряда высокопоставленных чиновников Смольного. Как известно, некоторые из них, как и губернатор Владимир Яковлев, подозреваются в хищении бюджетных средств, контрабанде алмазов, покровительстве преступной группировке, контролирующей похоронные услуги, и так далее?

Артем Тарасов:

Мне трудно говорить об этих вещах. Я вот видел, что убивают спонсоров разных кандидатов, Слава Богу, не самих кандидатов. У меня в Санкт-Петербурге спонсоров нет, и я надеюсь все-таки пройти этот путь живым. Первое по приезду заявление, которое я сделал, было вот какое: (его к сожалению порезали и не дали полностью в эфир, и мне очень важно сказать об этом) - дело в том, что у меня нет никаких коммерческих связей с Россией, нет здесь кроме приватизированной квартиры собственности, нет акций предприятий, и я с собой в кармане не буду носить денег. То есть, если меня убьют в Санкт-Петербурге, то я хочу сразу сказать, что это будет политическое заказное убийство. И я обратился вчера к Путину, это обращение вырезали, и по НТВ не показали, но я еще раз обращаюсь к Путину: "Владимир Владимирович, если вы слушаете Радио Свобода или для вас кто-то ее отслушивает или отслеживает - пожалуйста сами обеспечьте мою безопасность в Санкт-Петербурге, потому что этим обращением я не взываю к вашим чувствам гуманизма, о которых мне мало известно, а обращаюсь к трезвому рассудку". Дело в том, что я до сих пор единственный из России член Международного сообщества бизнесменов - "президенты мира", и организация наша, спецслужбы это наверняка докладывают, контролирует триллионы долларов, не сотни миллиардов, а триллионы, и вот если меня в Санкт-Петербурге по политическому заказу убьют, то все усилия правительства в отношении привлечения инвестиций можно свертывать...Тогда поездки Касьянова и поездки Путина в Лондон - они просто ни к чему.

Вот - трезвый рассудок, я думаю, что поняв эту ситуацию мне обеспечат жизнь. А то, что вот это такая среда, которая заставляет губернатора, да и вообще любого человека быть связанным с преступностью - ну, такое общество создали в России, такое общество, где человек, добившийся любых высот и успехов, не может пройти мимо мафии - то ли он связан с этой мафией, то ли он кому-то платит деньги, то ли вообще работает на кого-то, но живя в таком обществе нельзя оставаться незапятнанным. Вообще, я даю чисто объективную оценку: в России любого человека можно посадить, все дело - по каким законам рассматривать, совершил ли он преступление - с позиций криминального общества он нормальный, а с позиций нормального общества можно посадить кого угодно. Такое криминальное общество позволяет посадить министра юстиции, нескольких прокуроров -вы сами знаете ситуацию. То, что Яковлев связан с этим - да, то, что не было эффективно бороться с этим и не будет, если Яковлев будет переизбран - это тоже будет всем понятно. Я - человек абсолютно независимый, за мной не стоит ни одна структура, ни какой-то олигарх, ни правительство, и, мне кажется, в принципе для города, если его оставлять европейским, это выход. Я хочу этот выход предложить, а поймут ли его, поддержат ли, воспримут ли - это зависит только от людей.

Михаил Соколов:

Есть конкретные проблемы города, судя по всему, вы их не вполне знаете. Ну, например, губернатор нашел деньги на строительство Ледового Дворца к чемпионату мира по хоккею, зато не нашел денег на восстановление линии метро в районе Гражданки - там разрывы между Лесной и площадью Мужества. Как вы собираетесь решать эти достаточно больные проблемы, потому что все попытки привлечь в Петербург инвестиции, сделать его туристским центром - они и при Собчаке, и при Яковлеве не то, чтобы провалились, но зависли на одном и том же месте? Обещаний много, а продвигается, по-моему. мало.

Артем Тарасов:

Я посмотрел внимательно по всем информационным материалам программы других кандидатов - не только Яковлева - чего мы говорим только о Яковлеве?! - оказывается, я нашел отличие моего подхода от всех других. Оно простое, но дает возможность двигаться вперед, решать проблемы - не только эту, но и все остальные. Отличие моей позиции вот в чем: все другие кандидаты предлагают способы, как потратить деньги: "Вот мы будем бороться с преступностью - надо увеличить штат, мы выплатим пенсии, повысим зарплаты учителям", - простите как?! Перераспределить ресурсы, которые есть... А я предлагаю способ, как заработать эти деньги, причем поставить деньги и собственность, которая еще осталась в муниципальном распоряжении, на то, чтобы они последовательно генерировали эти деньги, которые потом можно тратить на все остальное.

Моя программа чисто предпринимательская - я считаю, что вложенный доллар должен давать в России как минимум 50 центов в год. Для Росси 50 процентов маленькие деньги, но как это вложение начинает отдавать, оно отдает не переставая. Вы говорите о линии метро, а я могу привести пример Невского проспекта, который, действительно - такие ценные дома рассыпаются, а строится Ледовый Дворец. Так вот, моя программа (хотя я вообще не люблю слова "программа" - в России столько было программ и ни одна, начиная с пятилеток, не была выполнена), моя позиция и мое умение заключаются в том, что я предлагаю выгодно разместить ресурсы города, чтобы они приумножались сами по себе. А инвестиции - начинайте с меня: вы боретесь с вывозом капитала. Вот, я приехал - я привезу капитал, потому что у меня масса друзей, которые вывезли этот капитал из России. Да, вывезли и живут там. Провожая меня сюда они говорят: "Ну, создай мне хоть минимальные условия для того, чтобы мы вернулись, мы не знаем, что с этими вывезенными деньгами делать". Это безумно сложно - делать бизнес вне России для россиян. Мне понадобились годы адаптации, прежде, чем я стал там зарабатывать. Поэтому, вот реальный путь, реальная хозяйственная задача, очень интересная практическая задача для меня. Я совершенно конкретен в этом. Я знаю, как это сделать.

Виктор Резунков:

Как раз по поводу инвестиций - Артем Михайлович, в последнее время иностранные инвесторы отмечают, что инвестиционный климат в Санкт-Петербурге резко ухудшился. По сравнению с Ленинградской областью, по некоторым данным, объем инвестиций чуть ли не в два раза меньше, чем в Санкт-Петербурге. Что, по вашему мнению, необходимо сделать, чтобы его улучшить. На какие проекты вы бы, прежде всего, направили средства инвесторов?

Артем Тарасов:

На проекты, которые бы - я начинаю с конца, давали бы отдачу, конечно, сложно за такую короткую беседу вам действительно рассказать детально о вещах, которые хочу сделать и в то же время не хочется ограничиваться общими пустыми фразами - их мы можем услышать много от всех других... Есть совершенная конкретика. Для инвестора, которые принимает решение, играет роль его личное ощущение. У нас в России до сих пор пытались -вот почему такой подход - потратить деньги, потому что раньше все так работали - деньги сыпались с неба, а городские власти их тратили. Сегодня эта структура сохранилась, а уже планового хозяйства нет. Ну, вот на уборку мусора сегодня нельзя вывести все районы Санкт-Петербурга. Раньше это делал райком партии и все было понятно. Было такое задание - все выходили и убирали. Сегодня даже если вы найдете способ и выведите под дулом пистолета всех на уборку мусора - вы можете понять, какая эффективность этой уборки будет. А если создать службу, которая будет иметь прибыль от того, что мусор будет убираться, все, будет чистый город, а такие службы существуют во всех цивилизованных городах...

Вот, пенсионеры, конкретная проблема- все пенсионеры в тяжелом состоянии, в городе масса пенсионеров. А вот я был в Швейцарии, например, которая славится своими часами. Там нет, не знаю, знаете вы это или нет, ни одного часового завода - все часы собираются коммунальным способом - развозятся детали по домам, и люди сидят и точат маленькую детальку. Им привозят материалы и станочки, и все остальное, потом собирают и производят сборку великолепных часов, Целые селения, которые выпускаю "Rolex", "Longines" - это прямо селения... Пенсионерам огромное количество можно развести такого оборудования - вот вам инвестиция, в лизинг, они оплатят его с изготовления изделий. Этим фирмам будет это безумно выгодно, и можно изготавливать дома, начиная от пельменей и кончая чем угодно - деталями к швейным машинкам. Тайвань за счет этого просто создал третий капитал в мире - за счет того, что они изготавливают маленькие изделия.

Я хочу сказать, что к каждому примеру и программе существует нормальный коммерческий подход. Я его не собираюсь изобретать, он давно изобретен. Весь вопрос в том, куда пойдет страна и каким будет Санкт-Петербург. Если страна, например, пойдет в сторону Китая и повесит занавес, и уйдет из всех международных форумов, прекратит членство в Совете Европы и не знаю что, и сделает милитаристский блок - все же, может быть, все равно Санкт-Петербург, как "окно в Европу" останется цивилизованным городом, и это, я надеюсь, понимает наше правительство. А чтобы он остался цивилизованным, нужны цивилизованные правила бизнеса - вот формулировка, которая приведет инвестиции в город. Она очень емкая - это и арбитражная система, и система защиты инвестиций, система защиты от бандитов, если хотите.

Михаил Соколов:

А можно ли вот вообще защититься, как вы говорите, от "бандитов" или от каких-то юридических несуразиц, которых в России полно в отдельно взятом городе и губернии, где каждая сфера поделена на зоны влияния между группировками, которые даже в самом Питере людям уже неприлично называть "криминальными", поскольку они полностью встроены во власть в бизнес и всюду?

Артем Тарасов:

Это как раз тот вопрос, которым я задавался - можно ли построить капитализм в отдельно взятом городе? Кстати, ответ положительный. Про социализм не слышал нигде, когда пытались построить в отдельной стране коммунизм, а вот капитализм строится и совершенно свободно. У меня есть абсолютно четкая система того, как в течение полугода избавиться от всей этой бандитской структуры. Но просто говорить об этом сейчас бессмысленно. По двум причинам. Если это просто слова, и я не смогу победить на выборах, то они никому не нужны. Если я смогу, то это надо показать делом. Это достаточно щепетильная тема. Но, поверьте, без того, чтобы самому определиться в решении этих глобальных проблем, я бы сюда не приехал. Я серьезный человек. Я не приехал сюда в отпуск. Я бы поехал в отпуск, например в Африку, стрелять львов. Там, во-первых, теплее, во-вторых, это менее опасное занятие, чем ходить по городу Санкт-Петербург, и стоит дешевле. Поэтому раз я уж сюда приехал, я приехал с набором решений, которые я действительно готов воплотить - знаю как, есть средства и дайте мне возможность это сделать. И не собираюсь я смыкаться ни с какими партиями или движениями. Если все построить на борьбе каких-то партийных взглядов или представительств - многие идут на выборы, просто представляя интересы своих группировок, партий, называйте их как хотите... Нет. Ничего подобного, речь идет о чисто хозяйственном вопросе, и есть два подхода. Один - затратный, другой - привлекать деньги, делать новые деньги для города. Город начинает сам себя обеспечивать. И он обладает для этого огромным потенциалом. Вот и все.

Михаил Соколов:

А как вы все-таки будете строить свои отношения с другими кандидатами, многие из которых - вполне достойные люди, имеют неплохой рейтинг в Санкт-Петербурге и оппозиционны нынешней власти губернатора Яковлева - есть Игорь Артемьев, есть Юрий Болдырев, есть Юлий Рыбаков - то есть люди, которые пытаются предложить альтернативу нынешней ситуации?

Артем Тарасов:

Я готов с ними встречаться, разговаривать... для меня абсолютно ясен один вопрос. Если взять всю историю цивилизованных государство, стран и, допустим, городов, то существует единственный способ поднять город, чтобы в нем нормально жилось. Это - развить предпринимательство и частный бизнес, создать условия, когда любая положительная инициатива не просто поддерживается, но сам условия помогают ее осуществить, Вот чего нет в Санкт-Петербурге, и чего нет в Москве. В Москве, кстати, до сих пор существует жесткая административная система, которую Лужков изо всех сил адаптирует к современному миру. Из-за этого она тоже криминальна, ее нельзя никак адаптировать, это инородное тело. Я например вообще не собираюсь руководить городским хозяйством - пусть это заявление вызовет шок - я считаю, что городское хозяйство должно быть основано на прибыльных, интересных, коммерчески оправданных службах. Руководить этим делом совсем не нужно. Дело губернатора - создать эти службы, чтобы они появились и совсем эффективно работали.

Михаил Соколов:

А если Яковлев вас призовет и попросит у вас совета, скажет: "Вы не баллотируйтесь, но я возьму вашу программу, а вас назначу премьером или вице-губернатором"?

Артем Тарасов:

Я не собираюсь работать на должностях в правительствах...Я вообще собираюсь прийти к жителям города с одним конкретным предложением: "Я приезжаю сюда ровно на 4 года, я заранее говорю, что в будущем я не буду баллотироваться. За 4 года я хочу выполнить реальные вещи, которые запланировал. Они проектируются на этот срок. И если потом уже придет любой другой человек, то он будет стоять перед необратимым процессом в городе. А если я этого не добьюсь, то меня надо будет гнать метлой. Я уйду либо в тюрьму, либо на пенсию - я хочу уйти на пенсию". Поэтому, работать в чужой администрации я не приехал. Что, я безработный?! У меня есть прекрасное занятие в Лондоне. Нет, я не собираюсь соглашаться на такие предложения. Ну, а что дальше - не знаю. Время покажет. Но я считаю, что я буду честен перед людьми, которые уже поставили сотни тысяч подписей. Спасибо петербуржцам, которые дали мне возможность вернуться домой.

Михаил Соколов:

А не будет такой неожиданности, как с Валентиной Матвиенко - она начала кампанию, рейтинг рос, и вдруг она ушла - ей сказал Путин. Вам Путин или кто-то еще не скажет?

Артем Тарасов:

Путин может сказать, я его выслушаю, если аргументы будут серьезными, я с ними выступлю. Это не будут аргументы типа того, что меня призовут на работу в какое-то правительство или еще куда-то. Конечно, мной никто не руководит, Матвиенко, она все-таки на работе у Путина. Я ее понимаю. Ей это было очень тяжело, для ее имиджа, мне как-то ее по-человечески даже жаль - нельзя так поступать с людьми... Путин может Яковлеву сказать, я думаю, вот, они поговорили также с Путиным, и он - "безальтернативный кандидат". Завтра меня Путин вызовет, поговорим мы о шахматах, и я стану "безальтернативным кандидатом" - все бывает в России. А снять по указанию сверху - не получится, и запугать меня тоже нельзя.

XS
SM
MD
LG