Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Путин - взгляд через призму американской истории


Корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке Юрий Жигалкин беседует с содиректором Центра российских исследований Гарвардского университета Маршаллом Голдманом.

Юрий Жигалкин:

Практически все наблюдатели согласны с тем, что Владимир Путин стал однозначным фаворитом российских избирателей лишь благодаря успеху военной кампании в Чечне. Были ли в американской истории случаи, когда кандидаты строили свою предвыборную кампанию на теме войны?

Маршалл Голдман:

Это тяжелый вопрос. В прошлом американские кандидаты прибегали к довольно странным приемам, чтобы получить голоса избирателей. Хотя, конечно, никто не начинал войну, чтобы завоевать популярность. Кандидаты пытались эксплуатировать эту тему, обещая завершить кризис. Рональд Рейган, например, победил в 1980-м году, играя на недовольстве американцев тем, что Джимми Картер был неспособен разрешить кризис, связанный с захватом американских заложников в Тегеране. Точно так же Ричард Никсон стал президентом, обещая закончить войну во Вьетнаме. Единственным стопроцентным "предшественником" Путина был президент Тэдди Рузвельт, который пытался в конце прошлого века воспользоваться испано-американской войной, чтобы создать в глазах избирателей образ сильного лидера. Но это было более ста лет назад. В более близкие времена политики осознавали, что война - слишком опасная тема, чтобы играть на ней. Начинавшие военные кампании президенты, как правило, проигрывали предвыборную кампанию, пытаясь добиться избрания на второй президентский срок. Так что сейчас, я думаю, что Путин ведет себя вполне разумно, пытаясь убедить избирателей в том, что война закончилась, и что он победил, это - естественный предвыборный шаг, потому что никто из россиян не хочет продолжительной войны в Чечне. Путин напоминает мне сейчас Бориса Ельцина в 1996-м году во время президентской кампании, когда тот убеждал избирателей, что война заканчивается.

Юрий Жигалкин:

Многие аналитики говорят, что Путин провел профессионально идеальную предвыборную кампанию, не оставив конкурентам ни шанса на победу. Совершил ли он какие-то ошибки?

Маршалл Голдман:

Да, и очень серьезные: Главное - он вовлек Россию в полномасштабную войну, добавив чеченцам поводов для ненависти к ней, а международному сообществу поводов для недоверия к Москве. Я уверен, что политически и стратегически для него самым верным было бы остановить свои войска у Терека, оккупировав низины и поставив кордон на пути чеченских террористических групп. Теперь российская армия останется в Чечне надолго, ее миссия будет сложной, и, как мы видим, она не сможет предотвратить теракты. На мой взгляд, еще одна стратегическая ошибка Путина заключается в том, что он в течение всей кампании держался над политической борьбой, создавая образ приподнявшегося над суетой лидера. Тактически это мог быть оправданный шаг, но он является ударом по российской демократии. На мой взгляд, Владимир Путин должен был вести реальную предвыборную кампанию - дебатировать с соперниками и отвечать на их критику. Это усилило бы его как кандидата и укрепило бы российскую демократию. Делая вид, что споры с конкурентами ниже его достоинства, он, на мой взгляд, демонстрирует презрение к нормальному политическому процессу.

XS
SM
MD
LG